Случайный афоризм
Нашёл в книге мысль, которая перевернёт всю его жизнь. И стал читать всё подряд, чтобы не упустить ни одной мысли, способной перевернуть жизнь. (Елена Ермолова)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

г-на Юпель де ла Ну.
     - Прекрасно, - ответил тот, улыбаясь, - только в моем департаменте  еще
не назначили кандидатов. Говорят, министерство колеблется.
     Де Марейль взглядом поблагодарил Саккара за то, что он  завел  разговор
на эту тему; он сидел  точно  на  горячих  угольях,  слегка  раскраснелся  и
смущенно поклонился, когда префект продолжал, обращаясь к нему:
     - Я много слышал о вас  в  наших  краях,  сударь.  У  вас  там  большие
поместья, и благодаря им вы приобрели многочисленных друзей:  всем  известна
ваша преданность императору. У вас много шансов.
     - Папа, это правда, что Сильвия два года  назад  продавала  папиросы  в
Марселе? - крикнул с другого конца стола Максим.
     Аристид Саккар притворился, будто не слышит, и молодой человек добавил,
понизив голос:
     - Отец был с ней близко знаком.
     Послышался сдержанный смешок. Де Марейль продолжал отвешивать  поклоны,
а Гафнер сентенциозно произнес:
     -  В  наши  дни   корыстной   демократии   единственной   добродетелью,
единственным проявлением патриотизма является  преданность  императору.  Кто
любит императора, тот любит Францию. Мы с  искренней  радостью  назовем  вас
своим коллегой, господин де Марейль.
     - Господин де  Марейль,  несомненно,  одержит  победу,  -  добавил  г-н
Тутен-Ларош,  -  вокруг  трона  обязательно  должны  группироваться  крупные
состояния.
     Рене стало невтерпеж. Сидевшая против нее  маркиза  подавила  зевок.  И
когда Саккар снова хотел взять слово, его жена сказала с милой улыбкой:
     - Мой друг, умоляю, сжальтесь над нами, бросьте говорить о вашей гадкой
политике.
     Тут г-н Юпель де ла Ну, с подобающей префекту любезностью,  воскликнул,
что  дамы  совершенно  правы,  и  начал  рассказывать  скабрезную   историю,
случившуюся в его округе.  Маркиза,  г-жа  Гафнер  и  другие  дамы  от  души
смеялись над некоторыми подробностями. Рассказывал префект  очень  пикантно:
полунамеками, с  недомолвками  и  такими  интонациями,  что  самые  невинные
выражения принимали двусмысленный оттенок. Потом  разговор  зашел  о  первом
вторнике  герцогини,  о  буффонаде,  представленной   накануне,   о   смерти
известного поэта и о последних осенних  скачках.  Г-н  Тутен-Ларош,  который
также умел порою быть любезным, сравнивал женщин с розами, а г-н де Марейль,
взволнованный своими  предвыборными  надеждами,  проникновенно  заговорил  о
новом фасоне шляп.
     Рене оставалась рассеянной.
     Гости кончили есть. Казалось, горячий ветер пронесся над столом,  и  от
него помутнели стаканы,  раскрошился  хлеб,  почернела  на  тарелках  кожура
фруктов, нарушилась стройная симметрия приборов.  Цветы  увядали  в  больших
вазах чеканного серебра. А гости продолжали  сидеть  за  остатками  десерта,
осоловев, не имея мужества подняться.  Облокотившись  на  стол,  они  сидели
согнувшись, с бессмысленным взглядом, в том смутном состоянии  умеренного  и
пристойного  опьянения,  свойственном  светским  людям,   которые   хмелеют,
потягивая вино маленькими глотками. Смех умолк, редко кто ронял слово.  Пили
и ели много, и от этого группа важных гостей в орденах приобрела  еще  более
напыщенный вид. В столовой стало душно, и  дамы  почувствовали,  как  лоб  и
затылок покрывается у них испариной. Серьезные, слегка побледневшие, точно у
них немного кружилась  голова,  они  ждали,  когда  можно  будет  перейти  в
гостиную. Г-жа д'Эспане вся порозовела, у г-жи Гафнер, напротив, плечи стали
точно  восковые.  Г-н  Юпель  де  ла  Ну  разглядывал  рукоятку  ножа;   г-н
Тутен-Ларош обращался к г-ну Гафнеру  с  отрывистыми  фразами,  тот  отвечал
кивками головы. Г-н де Марейль мечтательно смотрел на г-на Мишлена,  который
в ответ тонко улыбался. Хорошенькая  г-жа  Мишлен  давно  уже  молчала;  вся
красная, она опустила под скатерть руку, а г-н Сафре, очевидно, пожимал  ее,
так как сидел неловко опираясь о край стола и сдвинув брови, словно человек,
решающий алгебраичеекую задачу.  Г-жа  Сидония  тоже,  повидимому,  одержала
победу; почтенные Миньон и Шарье, облокотившись и  повернув  к  ней  голову,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.