Случайный афоризм
Настоящие писатели - совесть человечества. Людвиг Андреас Фейербах
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

храмы. Подножия гипсовых колонн были изъедены мхом, фронтоны заросли сорными
травами.
     - Это  домики  тайных  развлечений,  -  сказал  врач,  многозначительно
подмигнув. Но, видя, что  спутники  не  понимают,  он  объяснил  им,  что  в
царствование Людовика XV  маркизы  обзаводились  уединенными  убежищами  для
ночных кутежей. Это было модой того времени.
     - Они назывались домиками тайных развлечений, -  продолжал  врач.  -  В
этом квартале их была уйма... Немало тут происходило занятного, уверяю вас.
     Члены комиссии насторожились. У фабрикантов заблестели глаза, появилась
улыбка, они стали с живым интересом  заглядывать  в  сады  и  павильоны,  на
которые до объяснения своего коллеги не обращали никакого внимания. Особенно
долго они задержались перед одним гротом. Но когда врач,  увидев  наполовину
снесенную  постройку,  сказал,  что   узнает   домик   графа   де   Савиньи,
прославившийся оргиями этого вельможи, вся комиссия оставила бульвар и пошла
осматривать развалины. Они взобрались на обломки здания и влезли через  окна
в  комнаты  нижнего  этажа;  рабочие  ушли  завтракать,  и  никто  не  мешал
разгуливать здесь сколько угодно. Они  пробыли  в  разрушенном  доме  добрых
полчаса, разглядывая лепные украшения  на  потолках,  роспись  над  дверьми,
пожелтевшие от времени вычурные орнаменты,  -  врач  восстанавливал  по  ним
расположение квартиры.
     - Видите, здесь, вероятно, был зал,  где  давались  пиры.  Вот  в  этом
углублении, несомненно, стоял огромный диван, а над ним,  я  уверен,  висело
зеркало - вон крюки... О, эти шельмы умели наслаждаться жизнью!
     Они никак не могли оторваться от этих старых камней,  которые  разожгли
их любопытство, но, наконец,  Аристид  Саккар,  теряя  терпение,  сказал  со
смехом:
     - Сколько ни ищите, а дам вы здесь уже не найдете... Займемся делом.
     Но прежде чем уйти, врач взобрался на  камин,  осторожно  отбил  киркой
раскрашенную головку амура и спрятал ее в карман.
     Наконец они добрались до цели  своей  прогулки.  Бывшее  владение  г-жи
Оберто было весьма обширно;  увеселительное  заведение  и  сад  занимали  не
больше половины  его,  остальное  пространство  было  застроено  несколькими
неважными домами. Новый бульвар должен был наискось пересечь  этот  огромный
параллелограмм; это успокоило опасения Саккара, который долгое время  думал,
что  бульвар   захватит   только   кафешантан.   Поэтому   Ларсоно   получил
распоряжение, не стесняясь, предъявлять свои требования:  стоимость  смежных
участков должна была повыситься по меньшей мере в пять раз. Он  уже  угрожал
городскому управлению, что воспользуется  новым  законом,  который  разрешал
владельцам предоставлять только необходимую для общественных работ площадь.
     Ларсоно сам встретил  комиссию.  Он  повел  ее  в  сад  и  в  помещение
кафешантана, показал огромную папку с документами. Но оба фабриканта  тотчас
же спустились обратно в сад в сопровождении врача,  продолжая  расспрашивать
про домик графа де Савиньи, всецело овладевший их воображением; они  слушали
врача, разинув рот. А тот рассказывал им  о  маркизе  Помпадур,  о  любовных
похождениях Людовика XV, в то время как Марейль вдвоем с Саккаром продолжали
обследование.
     - Вот и готово, - воскликнул Саккар, возвращаясь в сад. -  Я  с  вашего
разрешения, господа, напишу доклад.
     Фабрикант хирургических инструментов даже не слышал  слов  Саккара.  Он
весь погрузился в эпоху регентства.
     - Забавные все-таки были времена! - бормотал он.
     На Шароннской улице они нашли фиакр  и  уехали,  испачканные  до  самых
колен грязью, довольные своей прогулкой, точно загородным пикником. В фиакре
разговор перешел на другую тему, заговорили о политике, о  великих  замыслах
императора. Никогда еще  не  видано  было  ничего  подобного  тому,  что  им
довелось только что увидеть. Эта прямая  широкая  улица  будет  изумительна,
когда ее застроят.
     Саккар представил доклад,  и  жюри  согласилось  выдать  три  миллиона.
Спекулянт находился в отчаянном положении, он не мог  ждать  и  месяца.  Эти
деньги спасли его от разорения и даже, пожалуй, от суда.  Он  отдал  пятьсот

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.