Случайный афоризм
Перефразируя Ренара: очень известный в прошлом месяце писатель. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

знает, что он ей не принадлежит, ведь она видела, как он и Рене целовались в
губы. Тогда Рене набросила на плечи меховую шубку, чтобы  не  показаться  на
балу голой, и сошла вниз.
     В маленькой гостиной она лицом к лицу  столкнулась  с  Сидонией.  Желая
всласть насладиться драмой, та поджидала  у  входа  в  оранжерею.  Но  когда
Саккар появился с Максимом и в ответ на быстрый ее шепоток грубо сказал, что
ей, "видно, все приснилось и тут ровно ничего нет",  она  не  знала,  что  и
подумать. Потом угадала истину. Ее желтое лицо побледнело: "Нет, право,  это
уж слишком!" Она  тихонько  приложила  ухо  к  двери  на  лестницу,  надеясь
услышать рыдания Рене наверху.  Когда  молодая  женщина  открыла  дверь,  то
створкой чуть не ударила невестку по лицу.
     - Вы шпионите за мной! - гневно сказала Рене, на что Сидония ответила с
великолепным презрением:
     - Стану я заниматься вашими гадостями!  -  и,  подхватив  свою  хламиду
волшебницы, добавила, удаляясь с величественным  видом:  -  Я  не  виновата,
милочка, что с вами случаются всякие неприятности...  Но  я  не  злопамятна,
слышите? И знайте, что я и сейчас, как прежде, готова заменить вам  мать.  Я
вас жду у себя. Приходите, когда угодно.
     Рене не слушала ее. Она вошла  в  большую  гостиную,  пробилась  сквозь
толпу,  занятую  сложной  фигурой  котильона,  и  даже  не  заметила,  какое
удивление вызвала ее  меховая  шубка.  Посредине  комнаты  дамы  и  мужчины,
перемешавшись, размахивали флажками, а Сафре говорил нараспев:
     - Итак, медам, "Мексиканская война"... Вы изображаете  кусты;  садитесь
на пол и раскиньте платье шаром... Кавалеры, кружитесь  вокруг  кустов...  А
когда я хлопну в ладоши, каждый кавалер должен протанцевать со своим  кустом
вальс.
     Он хлопнул в ладоши. Трубы зазвенели, пары снова понеслись  по  залу  в
вальсе. Фигура имела мало успеха. Две дамы запутались в  юбках  и  не  могли
подняться с ковра.  Г-жа  Даст  объявила,  что  в  "Мексиканской  войне"  ей
понравилось только "делать из своего платья круглый сыр", как в пансионе.
     Войдя в вестибюль, Рене застала там Луизу  с  отцом  и  провожавших  их
Саккара и Максима. Барон Гуро уехал.  Сидония  собиралась  уйти  в  компании
Миньона и Шарье, а г-н Юпель де ла Ну сопровождал г-жу  Мишлен,  за  которой
скромно следовал ее муж. Весь  конец  вечера  префект  усердно  ухаживал  за
хорошенькой брюнеткой. Он уговорил ее провести летом месяц в главном  городе
его префектуры, "где можно увидеть поистине любопытные древности".
     Перед самым уходом у Луизы, которая тайком грызла  нугу,  спрятанную  в
кармане, сделался приступ кашля.
     - Закройся хорошенько, - сказал ей отец.
     Максим бросился завязывать ленты капюшона  ее  бальной  накидки.  Луиза
подняла подбородок, позволила себя закутать. Но когда вошла г-жа Саккар, г-н
де Марейль вернулся, стал  с  ней  прощаться.  Все  постояли,  поговорили  с
минуту. Чтобы объяснить свою бледность и дрожь, Рене сказала, что  ей  стало
холодно, она поднялась к себе в комнату и накинула шубку. В то же время  она
ловила момент, чтобы поговорить с Луизой, которая смотрела на нее с  обычным
спокойным  любопытством.  Пока  мужчины  пожимали  друг  другу  руки,   Рене
нагнулась и шепнула:
     - Вы ведь не выйдете за него, скажите? Это невозможно. Вы же знаете...
     Но девушка прервала ее и, поднявшись на цыпочки, сказала ей на ухо:
     - О, не беспокойтесь, я его увезу... Это ничего не значит, раз мы уедем
в Италию.
     На губах ее, как всегда, блуждала загадочная улыбка порочного  сфинкса.
Рене растерялась. Она ничего не  понимала,  ей  показалось,  что  "горбунья"
смеется  над  нею.  А  когда  Марейли  ушли,  повторив  несколько  раз   "До
воскресенья!", Рене посмотрела с ужасом на мужа, потом на  Максима,  увидела
их спокойные, самодовольные позы и, закрыв лицо руками, убежала в оранжерею.
     В аллеях было пусто. Пышная листва дремала,  на  тяжелой  водной  глади
бассейна медленно распускались  два  бутона  водяной  лилии.  Рене  хотелось
плакать, но от  этой  влажной  жары,  от  знакомого  пряного  запаха  у  нее
сжималось горло, отчаяние душило ее, не прорываясь наружу. Она смотрела себе

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.