Случайный афоризм
Писатель находится в ситуации его эпохи: каждое слово имеет отзвук, каждое молчание - тоже. Жан Поль Сартр
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1681 году скончался(-лась) Педро Кальдерон


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

лиф, Максим сбросил юбки. Сейчас оба сорвали с нее сорочку. На ней ничего не
осталось, кроме золотых обручей, как у рабыни. Вот только что  они  смотрели
на нее, но ни один из них не сказал ей: "Ты голая". Сын  дрожал,  как  трус,
его трясло  от  мысли  до  конца  нести  с  нею  вместе  ответственность  за
преступление, разделить ее страсть. Отец, вместо того чтобы  убить,  обобрал
ее: этот человек  карал  людей,  опустошая  их  карманы.  Подпись  мелькнула
солнечным лучом в разгаре его грубого гнева, и вместо мести он унес подпись.
Потом она видела их плечи, погружавшиеся в темноту.  И  ни  капли  крови  на
ковре, ни крика, ни стона. Подлецы! Они оголили ее.
     Лишь однажды Рене предугадала будущее; это было,  когда  она  стояла  у
окна, вглядываясь в шелестящий сумрак парка Монсо, и мысль о том, что в один
прекрасный день муж опозорит ее и доведет до безумия,  спугнула  одолевавшие
ее желания. Ах, как болит сейчас бедная  ее  голова!  Как  ясно  стало,  что
страшной ложью была вся ее жизнь! Ей казалось, что она  живет  в  счастливом
мире наслаждения жизнью и божественной безнаказанности! А жила  она  в  мире
позора и вот, в наказание, ощутила теперь, как никнет от бессилия  ее  тело,
как гибнет в смертных муках все ее существо. И она заплакала. Зачем  она  не
прислушалась к тому, о чем шептали ей голоса деревьев!
     Нагота раздражала Рене. Она отвернулась,  посмотрела  вокруг.  Комната,
пропитанная тяжелым запахом  мускуса,  хранила  жаркое  молчание,  и  только
замирающие  звуки  вальса  доносились  сюда,  точно   последние   круги   на
поверхности  воды.  Нестерпимой  насмешкой  звучал  отдаленный  смех  былого
сладострастья. Рене заткнула уши, чтобы ничего не слышать.  Роскошь  комнаты
резала глаза. Она взглянула вверх, на розовый шатер, на серебряный венец, на
толстощекого амура, натянувшего лук, потом перевела  взгляд  на  мебель,  на
мрамор  туалетного  стола,  загроможденного  банками  и  всякими  вещичками,
которых она не узнавала; она заглянула в ванну,  еще  наполненную  дремавшей
водой, оттолкнула ногой ткани, свисавшие с белых атласных кресел,  -  костюм
нимфы Эхо, нижние юбки, забытые  полотенца.  И  все  вокруг  нее  кричало  о
бесстыдстве; платье нимфы Эхо напомнило ей, что она согласилась на эту роль,
потому что ей казалось  оригинальным  предложить  себя  Максиму  на  виду  у
публики. Ванна благоухала ее телом; от воды,  в  которую  она  окунулась,  в
комнате носились лихорадочные, нездоровые испарения; туалетный стол со всеми
этими кусками мыла и  притираниями,  диваны  и  кресла,  напоминавшие  своей
закругленной формой кровать, грубо говорили ей о ее  плоти,  о  ее  любовных
приключениях, о всей грязи, которую она хотела бы забыть. Рене вернулась  на
середину комнаты; лицо ее пылало от стыда, она не знала, куда бежать от всех
этих запахов алькова, от всей этой бесстыдной роскоши, обнажавшей себя,  как
продажная девка,  от  всех  этих  розовых  красок.  Комната  была  такой  же
оголенной, как сама Рене; розовая  ванна,  розовая  обивка,  розовый  мрамор
стола и умывальника - все это оживало, потягивалось,  свертывалось  клубком,
окружало ее таким разгулом живого  сладострастия,  что  она  закрыла  глаза,
опустила голову и сжалась, подавленная всеми этими кружевами,  свисавшими  с
потолка и со стен. Но и закрыв глаза, она видела перед собой  бледное  пятно
туалетной комнаты телесного цвета,  мягкий  серый  оттенок  спальни,  нежные
золотые краски маленькой гостиной, яркую зелень оранжереи. Все эти богатства
- сообщники греха.  Вот  где  ее  ноги  впитали  вредоносные  соки.  Она  не
согрешила бы с Максимом на убогой койке, где-нибудь на чердаке. Это было  бы
слишком отвратительно. Шелк кокетливо приукрасил преступление. Рене хотелось
сорвать кружева, плюнуть на шелк, разломать свою большую  кровать,  вывалять
всю эту роскошь в сточной канаве, чтобы она стала  такой  же  истрепанной  и
грязной, как сама Рене.
     Открыв снова глаза, она подошла к зеркалу,  пристальнее  всмотрелась  в
себя. Да, все для нее кончено, она - труп. Вся  внешность  Рене  говорила  о
том, что умственное  расстройство  ее  завершилось.  Извращенное  чувство  к
Максиму сделало свое, оно истощило ее тело  и  поразило  мозг.  Для  нее  не
осталось больше радостей, не осталось надежд. При этой  мысли  в  ней  вновь
зажглась  звериная  ярость,  и  с  последней  вспышкой  вожделения   в   ней
пробудилось желание снова схватить свою добычу, умереть в объятиях  Максима,
вместе с ним, унести его с собой. Луиза не может выйти за него замуж;  Луиза

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.