Случайный афоризм
В процессе писания есть нечто бесконечное. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1681 году скончался(-лась) Педро Кальдерон


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

туалетную комнату, и приказала подняться; сама она пошла за  ним  следом.  В
эту минуту Сидония, весь вечер кружившаяся возле невестки, удивляясь, что та
все время переходит из одной комнаты в другую, взошла на крылечко  оранжереи
и заметила мужские ноги, нырнувшие в  темноту  лестницы.  Бесцветная  улыбка
осветила ее восковое лицо, и, приподняв  свою  длинную  хламиду  волшебницы,
чтобы идти  быстрее,  она  пошла  за  братом,  расстроив  по  дороге  фигуру
котильона, спрашивая у встречных  лакеев,  где  хозяин.  Наконец  она  нашла
Саккара с Марейлем в смежной со столовой комнате, превращенной на этот вечер
в курительную. Оба отца вели разговор о  приданом,  о  контракте.  Но  когда
Сидония шепнула что-то брату на ухо, тот встал, извинился и вышел.
     Наверху, в шатре, царил беспорядок. На стульях валялись  костюмы  нимфы
Эхо, разорванное трико, измятые кружева, скомканное белье - все, что бросает
наспех женщина, которая знает, что ее ждут. Всюду были раскиданы  вещицы  из
слоновой  кости  и  серебра;  щетки,  напильники  упали  на  ковер;  влажные
полотенца, куски мыла, позабытые на  мраморном  столике,  раскрытые  флаконы
распространяли в шатре телесного цвета пряный,  пронизывающий  запах.  После
живых картин Рене окунулась в розовую мраморную ванну, чтобы смыть с плеч  и
рук белила. Отливавшие цветами радуги пятна плавали на поверхности  остывшей
воды.
     Максим наступил ногой на корсет, чуть не упал,  попытался  рассмеяться.
Но от жесткого выражения лица Рене его пробирала дрожь. Она подошла  к  нему
вплотную и тихо сказала, толкнув его:
     - Значит, ты женишься на горбунье?
     - Ничего подобного, - пробормотал он. - Кто тебе сказал?
     - Ах, не лги, это бесполезно...
     В нем поднялся протест, Рене пугала его, он решил покончить с  ней  раз
навсегда.
     - Ну да, я на ней женюсь. Что ж из этого?.. Разве я  не  волен  делать,
что хочу?
     Наступая на него, слегка нагнув голову, Рене взяла его за кисти  рук  и
сказала с нехорошей усмешкой:
     - Волен? Это ты-то волен?.. Ты прекрасно знаешь, что это не так. Хозяин
положения я. Если бы я была злой, то переломала бы тебе руки; у девочки -  и
то больше силенок, чем у тебя.
     Максим стал вырываться, а она с  нервной  силой,  которую  придавал  ей
гнев, выворачивала ему руки. Он слабо вскрикнул. Тогда  она  отпустила  его,
говоря:
     - Знаешь, не будем лучше драться, я сильнее тебя.
     Максим был бледен и стыдился боли, которую  ощущал  в  кистях  рук.  Он
смотрел на Рене. Она ходила взад и вперед по комнате, отталкивая  стулья,  и
обдумывала план, вертевшийся у нее в голове с той минуты, как муж сообщил ей
о свадьбе.
     - Я запру тебя здесь, а на рассвете мы уедем  в  Гавр,  -  сказала  ода
наконец.
     Он еще больше побледнел от беспокойства и изумления.
     - Но это безумие! - воскликнул он. - Мы  не  можем  уехать  вдвоем.  Ты
сошла с ума...
     - Возможно. Пусть так. Виноваты в этом ты и твой отец. Ты мне нужен,  и
я беру тебя. Тем хуже для дураков!
     В  ее  глазах  мелькали  красные   огоньки.   Она   продолжала,   снова
приблизившись к Максиму, обжигая его лицо своим дыханием:
     - Что сталось бы со мною,  если  бы  ты  женился  на  горбунье!  Вы  бы
насмехались надо мною, мне  пришлось  бы,  может  быть,  опять  взять  этого
долговязого дурня де Мюсси, от которого мне ни холодно,  ни  жарко...  После
того, что мы сделали, нам нельзя расстаться. Впрочем, все  совершенно  ясно,
мне скучно без тебя, и раз я ухожу, то беру тебя с собой...  Можешь  сказать
Селесте, чтобы она принесла из твоей квартиры все, что тебе нужно.
     Максим умоляюще протянул руки:
     - Послушай, Рене, детка  моя,  не  делай  глупостей.  Приди  в  себя...
Подумай, какой скандал!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.