Случайный афоризм
Писатели учатся лишь тогда, когда они одновременно учат. Они лучше всего овладевают знаниями, когда одновременно сообщают их другим. Бертольт Брехт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ждал, чтобы лакеи немного прибрали столики.
     Максим собрал довольно приличный ужин. Луиза обожала нугу с фисташками,
которой оказалась полная тарелка на полке  одного  из  буфетов.  Перед  ними
стояли три початых бутылки шампанского.
     - Папа, быть может, уехал, - сказала молодая девушка.
     - Тем лучше, - ответил Максим, - я вас провожу! Она засмеялась.
     - Вы знаете, меня положительно хотят женить на вас. Это уже не шутка, а
вполне серьезно... Что мы будем делать, когда поженимся?
     - То же, что и другие!
     Это  озорное  замечание  вырвалось  у  Луизы  необдуманно,  и,  как  бы
спохватившись, она продолжала:
     - Мы поедем в Италию. Это  будет  полезно  для  моих  легких.  Я  очень
больна... Ах, бедненький мой Максим, смешная у вас будет  жена!  Ведь  я  не
толще, чем кусочек масла за два су.
     Она улыбалась с оттенком грусти. Сухой кашель окрасил румянцем ее щеки.
     - Это от нуги, - сказала она. - Дома мне запрещают ее есть... Передайте
тарелку, я спрячу остатки в карман.
     Луиза собирала с  тарелки  нугу,  когда  вошла  Рене.  Молодая  женщина
направилась прямо к Максиму, невероятным усилием сдерживая  себя,  чтобы  не
выругать и не прибить "горбунью", ужинавшую с ее любовником.
     - Мне надо с тобой поговорить, - произнесла она глухим голосом.
     Максим нерешительно и испуганно смотрел на нее, боясь  остаться  с  ней
наедине.
     - С тобой одним и сию же минуту, - повторила Рене.
     - Идите, Максим, - сказала Луиза и посмотрела  на  него  неопределенным
своим взглядом. - Постарайтесь, кстати, найти моего отца,  я  его  теряю  на
всех вечерах.
     Максим встал и, пытаясь остановить Рене посреди столовой, спросил,  что
ей надо сказать ему так спешно. Но она прошипела сквозь стиснутые зубы:
     - Иди за мной, а то я скажу при всех!
     Он побледнел и послушно поплелся за ней, точно прибитая собака.
     Рене показалось, что Батист на нее смотрит, но теперь она  не  обратила
никакого внимания на ясный взгляд этого лакея. В  дверях  ей  в  третий  раз
загородил дорогу котильон.
     - Подожди, - прошептала Рене, - эти болваны никогда не кончат.
     Она взяла Максима за руку, чтобы он не пытался бежать.
     Г-н Сафре поставил герцога де Розан спиной к  стене  в  углу  гостиной,
рядом с дверью в  столовую;  перед  ним  он  поставил  даму,  спиной  к  ней
кавалера, затем лицом к тому опять  даму  и  так  расставил  парами  длинную
шеренгу танцоров, крикнув разговаривавшим, медлившим дамам:
     - На места, сударыни, на места, становитесь в "колонны". Дамы  подошли,
"колонны" были составлены; зажатые с двух сторон -  между  спиной  одного  и
грудью  другого  кавалера,  дамы  веселились  напропалую.   Кончики   грудей
соприкасались с отворотами фраков, ноги кавалеров путались в дамских  юбках,
и когда от смеха наклонялась женская головка, мужчине,  стоявшему  напротив,
приходилось  поднять  голову,  чтобы  избежать  соблазна  поцелуя.  Какой-то
шутник, должно быть, слегка подтолкнул "колонну", - она стала короче,  фраки
теснее сомкнулись с юбками, раздавались восклицания и смех, смех без  конца.
Послышался голос баронессы де Мейнгольд: "Вы меня совсем  задушили,  сударь,
не  жмите  так  сильно!"  Это  вызвало  столь  бурный  взрыв  веселья,   что
покачнувшиеся "колонны" зашатались, столкнулись и  оперлись  друг  о  друга,
чтобы не упасть. Г-н Сафре выжидательно поднял руки.  Наконец  он  ударил  в
ладоши. По этому сигналу все сразу повернулись. Пары,  оказавшиеся  лицом  к
лицу, взялись за талию, и вся шеренга закружилась по  залу  в  вальсе.  Лишь
бедняга герцог де Розан, обернувшись, уткнулся носом в стену. Его подняли на
смех.
     - Идем, - сказала Рене Максиму.
     Оркестр продолжал играть вальс. Монотонный ритм этой  вялой,  приторной
музыки окончательно вывел из себя молодую женщину.  Она  вошла  в  маленькую
гостиную, держа Максима за руку, толкнула его на лестницу, которая вела в ее

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.