Случайный афоризм
Очень оригинальный человек часто бывает банальным писателем и наоборот. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

лет, перестал говорить о любви к Рене и  холодно  раскланивался  с  ней  при
встречах.
     Г-н Юпель де ла Ну подошел к группе, собравшейся позади кресла  барона;
в это время раздались звуки победного марша. Он начинался мощными аккордами,
пробегавшими по всей клавиатуре и переходившими в широкую мелодию, в которой
порой звенели металлические раскаты. После каждой музыкальной фразы один  из
голосов подхватывал тему все более громко, оттеняя ударениями ритм. Это было
грубо и весело.
     - Вот увидите, - тихо говорил Юпель де ла Ну, - я, быть может, позволил
себе чересчур большую поэтическую вольность, но думаю, что мой смелый  прием
удался... Нимфа Эхо, видя, что Венера не имеет власти над Нарциссом,  повела
его к Плутосу, богу богатства  и  драгоценных  металлов...  После  искушения
сладострастием искушение золотом.
     - Изумительно! - ответил  отличавшийся  сухостью  Тутен-Ларош,  любезно
улыбаясь. - Вы знаток эпохи, господин префект.
     Занавес   открылся,   фортепиано   заиграло    громче.    Представилось
ослепительное зрелище. Луч электрического света  освещал  картину  пылающего
великолепия, где зритель вначале различил лишь  костер,  в  котором  как  бы
расплавлялись слитки золота и драгоценные камни.  Сцена  снова  представляла
грот; но это не было прохладное убежище Венеры, омываемое волной, набегавшей
на усеянный жемчугом мелкий песок; этот грот находился  в  недрах  земли,  в
огненном лоне античного ада, в глубоком руднике с расплавленным  металлом  -
обиталище  самого  Плутоса.  Складки   шелка,   изображавшие   скалу,   были
изборождены широкими залежами руды,  точно  жилами  старого  мира,  несущими
неисчислимые богатства в вечную жизнь почвы. На земле -  смелый  анахронизм,
допущенный г-ном Юпель де ла Ну - лежали  груды  золотых  монет;  одни  были
разбросаны, другие нагромождены кучами. На вершине этой золотой горы  сидела
г-жа де Ганд, изображавшая Плутоса в облике женщины  с  открытой  грудью,  в
платье, вылитом из всех металлов. Вокруг бога группировались стоя, полулежа,
слившись в гроздья или расцветая поодиночке, волшебные  цветы  этого  грота,
где калифы "Тысячи и одной  ночи"  рассыпали  свои  сокровища:  г-жа  Гафнер
изображала Золото, на ней была юбка из тугой блестящей парчи; г-жа  д'Эспане
- Серебро сияла лунным светом;  г-жа  де  Лоуренс  олицетворяла  темно-синий
Сапфир,  а  рядом  с  нею  улыбалась  г-жа  Дастнежно-голубая  Бирюза;  г-жа
Мейнгольд была Изумрудом, г-жа Тессьер - Топазом; графиня Ванская  воплотила
свою мрачную страстность в образе Коралла:  она  лежала,  подняв  отягченные
красными украшениями руки, напоминая чудовищный  и  очаровательный  полип  с
женским  телом,  проглядывавшим   сквозь   полураскрытые   розовые   створки
перламутровой раковины. Дамы  надели  ожерелья,  браслеты,  целые  уборы  из
драгоценного камня, образ которого воплощали  в  картине.  Большое  внимание
привлекли  оригинальные  украшения   маркизы   д'Эспане   и   г-жи   Гафнер,
составленные только из одних золотых и  серебряных  новеньких  монет.  Драма
по-прежнему происходила на переднем плане;  нимфа  Эхо  продолжала  искушать
красавца Нарцисса, который снова жестом  выражал  отказ.  Восхищенные  взоры
зрителей приковывала к  себе  картина  огненных  недр  земного  шара,  груды
золота, на которых покоились богатства целого мира.
     Вторая картина имела еще больше успеха, чем первая. Идея ее  показалась
всем исключительно удачной.  Смелость  замысла,  эти  золотые  монеты,  этот
сверкающий поток, хлынувший из современного денежного сундука и  ворвавшийся
в  уголок  греческой  мифологии,  привел  в  умиление  дам  и   финансистов.
Раздавались восхищенные возгласы, которые сопровождались улыбками, радостным
возбуждением: "Сколько монет! Сколько денег!"  Несомненно,  каждая  женщина,
каждый мужчина мечтали владеть всем этим богатством.
     - Англия заплатила долг, это ваши миллиарды, - насмешливо шепнула Луиза
на ухо Сидонии.
     Г-жа Мишлен, полуоткрыв рот, с восторженным вожделением  откинула  свое
покрывало восточной танцовщицы и блестящим взглядом ласкала  золото.  Группа
сановников млела. Тутен-Ларош,  ухмыляясь,  шепнул  несколько  слов  на  ухо
барону, лицо которого покрылось желтыми пятнами. А менее сдержанные Миньон и
Шарье воскликнули с грубоватой наивностью:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.