Случайный афоризм
Главным достоинством писателя является знание того, чего писать не нужно. Гюстав Флобер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

обращаются к нему:
     - Да, да,  в  девять  часов  у  хранителя  печати  состоится  совещание
министров.
     Тутен-Ларош важно продолжал прерванный разговор, как  будто  произносил
речь среди молчаливого внимания муниципального совета:
     - Результаты  оказались  превосходными.  Городской  заем  сохранится  в
воспоминаниях потомства, как самая блистательная финансовая  операция  нашей
эпохи. Ах, господа...
     Но тут голос его снова был заглушен  смехом,  раздавшимся  внезапно  на
конце  стола.  Среди  веселого  шума  послышался  голос   Максима,   который
рассказывал анекдот: "Подождите, я еще не кончил. Бедненькую амазонку поднял
дорожный  сторож.  Говорят,  будто  она  дает  ему  блестящее   образование,
намереваясь впоследствии выйти за него замуж. Она не хочет, чтобы какой-либо
другой мужчина, кроме законного мужа, мог  похвастаться,  что  видел  у  нее
некую темную родинку повыше колена".
     Хохот вспыхнул с новой силой.  Луиза  смеялась  от  души,  громче  всех
мужчин. И среди этого смеха лакей с бледным и серьезным лицом, точно он  был
глухой, наклоняясь к каждому гостю,  тихим  голосом  предлагал  дикую  утку.
Аристид   Саккар   был   недоволен   недостатком   внимания,    оказываемого
Тутен-Ларошу, и подхватил, желая показать, что слушает его:
     - Городской заем...
     Но Тутен-Лароша не так-то легко  можно  было  заставить  потерять  нить
своих мыслей, и лишь только смех улегся, он продолжал:
     -  Ах,  господа!  Вчерашний  день  был  большим  утешением   для   нас,
подвергающихся столь гнусным нападкам. Совет обвиняют в том,  что  он  ведет
город к разорению, а между тем стоило только объявить заем, как все  понесли
нам деньги, даже крикуны.
     - Вы совершили чудеса, - сказал Саккар, - Париж стал мировой столицей.
     - Да, правда, это изумительно, - перебил Юпель де ла Ну. -  Представьте
себе, я, старый парижанин, не узнаю Парижа. Вчера я заблудился по дороге  из
ратуши к Люксембургскому дворцу. Изумительно, изумительно!
     Наступило молчание. Теперь все  важные  гости  стали  прислушиваться  к
разговору.
     - Реконструкция Парижа,  -  продолжал  Тутен-Ларош,  -  прославит  наше
правительство. Народ неблагодарен, он должен бы целовать императору ноги.  Я
говорил об этом сегодня в совете, когда шла речь об огромном  успехе  займа:
"Господа, пусть эти крикуны из оппозиции говорят,  что  хотят.  Взбудоражить
Париж - это оплодотворить его".
     Саккар  улыбнулся,  закрыв  глаза,  как  бы  для  того,   чтобы   лучше
просмаковать тонкое остроумие Лароша. Он наклонился за спиной г-жи  д'Эспане
и сказал г-ну Юпель де ла Ну достаточно громко, чтобы все его услышали:
     - Замечательный остряк!
     Как только заговорили о парижских  строительных  работах,  почтеннейший
Шарье вытянул шею, как будто хотел вмешаться в разговор. Его  компаньон  был
всецело поглощен Сидонией, С самого начала обеда Саккар исподтишка  наблюдал
за подрядчиками.
     -  Городское  управление,  -  сказал  он,  -  встретило  исключительную
преданность!.. Всем хотелось способствовать великому делу. Если бы городу не
пришли на помощь богатые товарищества, он ни за  что  не  справился  бы  так
хорошо и так быстро.
     Саккар с грубоватой лестью обратился к подрядчикам:
     - Господа Миньон и Шарье кое-что могут порассказать, они вложили в  это
дело свою долю труда, им достанется и своя доля славы.
     Разбогатевшие  каменщики  с  глупым   самодовольством   выслушали   эту
откровенную похвалу. Миньон, которому Сидония жеманно говорила в эту минуту:
"Полноте, сударь, вы мне льстите! Розовый цвет слишком молод для меня..."  -
прервал ее на полуслове, чтобы ответить Саккару:
     - Вы слишком добры. Мы только сделали свое.
     Шарье, более отесанный, допил бокал  помаре  и  сумел  построить  целую
фразу.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.