Случайный афоризм
Настоящий писатель, каким мы его мыслим, всегда во власти своего времени, он его слуга, его крепостной, его последний раб. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

делу о трех миллиардах... Лицо, которому я поручила навести справки,  пишет,
что нашлась расписка банкира. Англия будто бы заплатила... Я с утра сама  не
своя.
     Она на самом деле казалась желтее обычного в своем  наряде  волшебницы,
усеянном звездами. Но г-жа Мишлен  не  слушала  ее,  и  Сидония  продолжала,
понизив голос:
     - - Не может  быть,  чтобы  Англия  заплатила.  Видно,  придется  самой
съездить в Лондон.
     - Не правда ли, у Нарцисса был очень красивый костюм? - спросила  Луиза
г-жу Мишлен.
     Г-жа Мишлен улыбнулась, она смотрела на  барона  Гуро,  который  совсем
приободрился.  Сидония,  видя,  куда  направлен  взгляд   молодой   женщины,
нагнулась и прошептала ей на ухо, чтобы не слыхала Луиза:
     - Ну как, он все выполнил?
     - Да, - томно ответила молодая женщина, прелестно играя роль  восточной
танцовщицы. - Я выбрала лувесьенский  дом  и  получила  от  его  поверенного
документы, вводящие во владение... Но мы порвали отношения, я с  ним  больше
не встречаюсь.
     У Луизы был особенно тонкий слух в запретных для  нее  разговорах.  Она
вызывающе посмотрела на барона и спокойно спросила г-жу Мишлен:
     - Вы не находите, что барон ужасен? - а затем, захохотав,  добавила:  -
Вот кому следовало поручить роль Нарцисса. Он был бы восхитителен в  зеленом
трико.
     Венера и этот полный неги уголок Олимпа действительно  оживили  старого
сенатора. В глазах его светилось восхищение, он выражал  одобрение  Саккару.
Среди  шума,  наполнявшего  гостиную,  группа  сановных  господ   продолжала
беседовать  о  делах  и  о  политике.  Гафнер  сообщил,  что   он   назначен
председателем жюри по вопросу о  возмещении  убытков.  Разговор  перешел  на
перестройку Парижа, на бульвар принца Евгения,  о  котором  начали  серьезно
поговаривать. Саккар воспользовался случаем и  завел  речь  об  одном  своем
знакомом домовладельце, чья недвижимость подлежала, по-видимому, отчуждению.
Аристид смотрел при этом прямо в лицо  своим  собеседникам.  Барон  тихонько
кивнул головой. Тутен-Ларош высказал мнение, что нет ничего неприятнее,  как
лишиться своей собственности; Мишлен подтвердил это  и,  еще  больше  скосив
глаза, поглядел на свой орден.
     - Как бы ни была велика сумма отступных, она все же не  вознаградит  за
убытки, - нравоучительно заключил Марейль, желая сказать приятное Саккару.
     Они поняли друг друга. Тут заговорили о своих  делах  Миньон  и  Шарье,
предполагавшие в скором времени удалиться на свою родину в  Лангр,  оставив,
впрочем, за собой парижскую квартиру. Они у всех вызвали улыбку рассказом  о
том,  что,  закончив  постройку  своего  роскошного  особняка  на   бульваре
Мальзерб, не устояли против искушения продать его, настолько он показался им
красивым. Бриллианты они приобрели себе в утешение. Смех Саккара  звучал  не
совсем чистосердечно: его бывшие компаньоны получили огромные барыши в деле,
где Саккар сыграл глупую роль.
     Антракт между тем затянулся,  и  разговоры  деловых  людей  прерывались
похвалами красивой груди Венеры и костюму нимфы Эхо.
     Прошло полчаса, в зале снова появился Юпель де  ла  Ну;  весь  сияя  от
успеха, он не обращал внимания на возраставший беспорядок своего костюма. По
дороге к своему месту он встретил г-на де Мюсси и пожал ему мимоходом  руку,
потом вернулся и спросил:
     - Слыхали остроумный ответ маркизы?
     Не дожидаясь ответа, он передал ему слова Аделины; префект все больше и
больше   восхищался   их   остроумием,   комментировал   и   считал   верхом
очаровательной наивности фразу:  "А  тот,  что  под  ним,  еще  лучше".  Это
настоящий крик сердца.
     Но де Мюсси  не  разделял  мнения  префекта  и  находил  ответ  маркизы
неприличным. Он получил пост атташе  французского  посольства  в  Англии,  и
министр внушил ему, что там  необходимо  держать  себя  чрезвычайно  строго.
Мюсси отказывался дирижировать котильоном, старался  казаться  старше  своих

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.