Случайный афоризм
Я люблю время от времени навещать друзей, просто чтобы взглянуть на свою библиотеку. (Уильям Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

нарядился бы в напудренные парики. Г-жа д'Эспане  непременно  хотела  надеть
платье со шлейфом, чтобы скрыть слишком полные ноги, а г-жа  Гафнер  мечтала
облачиться в звериную шкуру. Г-н Юпель де ла Ну  энергично  протестовал,  он
даже вышел однажды из себя и  очень  убежденно  объявил,  что  отказался  от
стихов для того, чтобы  создать  поэму  из  "искусно  подобранных  тканей  и
прекраснейших поз".
     - Ансамбль, - повторял он при каждом новом требовании, -  не  забывайте
про ансамбль... Я не могу пожертвовать целостным  произведением  ради  ваших
воланов.
     Совещания происходили в желтой гостиной. Целые дни  дамы  проводили  за
обсуждением фасона  какой-нибудь  юбки.  Несколько  раз  приглашали  Вормса.
Наконец все было решено, костюмы выбраны, позы разучены, и г-н Юпель  де  ла
Ну выразил полное удовлетворение.
     Комедия выборов Марейля в Законодательный корпус доставила  ему  меньше
хлопот.
     "Любовные похождения Нарцисса и  нимфы  Эхо"  предполагалось  начать  в
одиннадцать часов. В половине  одиннадцатого  большая  гостиная  была  полна
приглашенных; после живых картин должен был открыться  костюмированный  бал;
дамы уселись  в  креслах,  уставленных  полукругом  перед  импровизированной
сценой - эстрадой, скрытой двумя широкими портьерами из красного  бархата  с
золотой бахромой, скользившими на металлических прутьях. Позади  стояли  или
ходили взад и вперед  мужчины.  В  десять  часов  обойщики  вбили  последний
гвоздь. Эстрада возвышалась  в  конце  гостиной,  занимая  целый  угол  этой
длинной  галереи.  Вход  на  сцену  был  из  курительной,   превращенной   в
артистическую. Кроме того, в распоряжении дам было несколько комнат  нижнего
этажа, где целая армия горничных подготовляла костюмы для разных картин.
     Пробило половина двенадцатого, а занавес еще  не  раздвигался.  Громкий
гул наполнял гостиную. Ряды  кресел  представляли  собой  самое  необычайное
смешение маркиз, владетельных дам, молочниц, испанок, пастушек,  султанш;  а
рядом с переливами светлых тканей и бриллиантов, сверкавших обнаженных  плеч
большим темным пятном выделялась плотная масса черных  фраков.  Только  дамы
были костюмированы. В гостиной становилось жарко. Три люстры заливали светом
позолоту.
     Наконец из оставленного с левой стороны эстрады прохода выскочил  Юпель
де ла Ну. Он с восьми часов вечера помогал дамам одеваться. На левом  рукаве
его фрака остался белый  след  от  трех  пальцев  маленькой  женской  ручки,
прикоснувшейся к нему после того, как она брала из коробки пудру. Но префект
мало заботился о своем туалете! Он таращил глаза, лицо его слегка побледнело
и припухло; казалось, он никого не видел. Подойдя  к  Саккару,  стоявшему  в
группе сановных гостей, он сказал вполголоса:
     - Черт возьми! ваша жена потеряла свой пояс из  листьев...  Что  теперь
делать!
     Префект ругался, готов был кого-нибудь  прибить.  Затем,  не  дожидаясь
ответа, ни на кого не глядя, он повернулся, нырнул под занавес и исчез. Дамы
улыбнулись странному появлению этого господина.
     Группа  мужчин,  среди  которых  находился  Саккар,  столпилась  позади
кресел. Из рядов выдвинули кресло для барона Гуро: последнее  время  у  него
отекали ноги. Тут были г-н Тутен-Ларош, назначенный императором в сенат, г-н
де  Марейль,  чье  вторичное  избрание  палата  утвердила,  Мишлен,  недавно
награжденный орденом, а немного поодаль стояли  Миньон  и  Шарье  -  один  с
крупным бриллиантом в  булавке  галстука,  а  другой  с  еще  более  крупным
бриллиантом в перстне. Мужчины беседовали. Саккар на мгновение отошел от них
и обменялся вполголоса несколькими словами со своей сестрой; Сидония  только
что вошла и села рядом с Луизой де Марейль и г-жой Мишлен.  Сидония  была  в
костюме  волшебницы,  Луиза  -  в  костюме  пажа,  придававшем   ей   совсем
мальчишеский, задорный вид, а г-жа  Мишлен,  одетая  восточной  танцовщицей,
томно улыбалась под фатой, расшитой золотыми нитями.
     - Узнала что-нибудь? - тихо спросил сестру Саккар.
     - Нет, пока ничего, - ответила Сидония. -  Но  "дружок",  должно  быть,
здесь... Будь покоен, я их сегодня накрою.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.