Случайный афоризм
Писатель - тот же священнослужитель. Томас Карлейль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

нарядился бы в напудренные парики. Г-жа д'Эспане  непременно  хотела  надеть
платье со шлейфом, чтобы скрыть слишком полные ноги, а г-жа  Гафнер  мечтала
облачиться в звериную шкуру. Г-н Юпель де ла Ну  энергично  протестовал,  он
даже вышел однажды из себя и  очень  убежденно  объявил,  что  отказался  от
стихов для того, чтобы  создать  поэму  из  "искусно  подобранных  тканей  и
прекраснейших поз".
     - Ансамбль, - повторял он при каждом новом требовании, -  не  забывайте
про ансамбль... Я не могу пожертвовать целостным  произведением  ради  ваших
воланов.
     Совещания происходили в желтой гостиной. Целые дни  дамы  проводили  за
обсуждением фасона  какой-нибудь  юбки.  Несколько  раз  приглашали  Вормса.
Наконец все было решено, костюмы выбраны, позы разучены, и г-н Юпель  де  ла
Ну выразил полное удовлетворение.
     Комедия выборов Марейля в Законодательный корпус доставила  ему  меньше
хлопот.
     "Любовные похождения Нарцисса и  нимфы  Эхо"  предполагалось  начать  в
одиннадцать часов. В половине  одиннадцатого  большая  гостиная  была  полна
приглашенных; после живых картин должен был открыться  костюмированный  бал;
дамы уселись  в  креслах,  уставленных  полукругом  перед  импровизированной
сценой - эстрадой, скрытой двумя широкими портьерами из красного  бархата  с
золотой бахромой, скользившими на металлических прутьях. Позади  стояли  или
ходили взад и вперед  мужчины.  В  десять  часов  обойщики  вбили  последний
гвоздь. Эстрада возвышалась  в  конце  гостиной,  занимая  целый  угол  этой
длинной  галереи.  Вход  на  сцену  был  из  курительной,   превращенной   в
артистическую. Кроме того, в распоряжении дам было несколько комнат  нижнего
этажа, где целая армия горничных подготовляла костюмы для разных картин.
     Пробило половина двенадцатого, а занавес еще  не  раздвигался.  Громкий
гул наполнял гостиную. Ряды  кресел  представляли  собой  самое  необычайное
смешение маркиз, владетельных дам, молочниц, испанок, пастушек,  султанш;  а
рядом с переливами светлых тканей и бриллиантов, сверкавших обнаженных  плеч
большим темным пятном выделялась плотная масса черных  фраков.  Только  дамы
были костюмированы. В гостиной становилось жарко. Три люстры заливали светом
позолоту.
     Наконец из оставленного с левой стороны эстрады прохода выскочил  Юпель
де ла Ну. Он с восьми часов вечера помогал дамам одеваться. На левом  рукаве
его фрака остался белый  след  от  трех  пальцев  маленькой  женской  ручки,
прикоснувшейся к нему после того, как она брала из коробки пудру. Но префект
мало заботился о своем туалете! Он таращил глаза, лицо его слегка побледнело
и припухло; казалось, он никого не видел. Подойдя  к  Саккару,  стоявшему  в
группе сановных гостей, он сказал вполголоса:
     - Черт возьми! ваша жена потеряла свой пояс из  листьев...  Что  теперь
делать!
     Префект ругался, готов был кого-нибудь  прибить.  Затем,  не  дожидаясь
ответа, ни на кого не глядя, он повернулся, нырнул под занавес и исчез. Дамы
улыбнулись странному появлению этого господина.
     Группа  мужчин,  среди  которых  находился  Саккар,  столпилась  позади
кресел. Из рядов выдвинули кресло для барона Гуро: последнее  время  у  него
отекали ноги. Тут были г-н Тутен-Ларош, назначенный императором в сенат, г-н
де  Марейль,  чье  вторичное  избрание  палата  утвердила,  Мишлен,  недавно
награжденный орденом, а немного поодаль стояли  Миньон  и  Шарье  -  один  с
крупным бриллиантом в  булавке  галстука,  а  другой  с  еще  более  крупным
бриллиантом в перстне. Мужчины беседовали. Саккар на мгновение отошел от них
и обменялся вполголоса несколькими словами со своей сестрой; Сидония  только
что вошла и села рядом с Луизой де Марейль и г-жой Мишлен.  Сидония  была  в
костюме  волшебницы,  Луиза  -  в  костюме  пажа,  придававшем   ей   совсем
мальчишеский, задорный вид, а г-жа  Мишлен,  одетая  восточной  танцовщицей,
томно улыбалась под фатой, расшитой золотыми нитями.
     - Узнала что-нибудь? - тихо спросил сестру Саккар.
     - Нет, пока ничего, - ответила Сидония. -  Но  "дружок",  должно  быть,
здесь... Будь покоен, я их сегодня накрою.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.