Случайный афоризм
Даже лучшие писатели говорят слишком много. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

развязывает руки... Прежде всего я ничего не подпишу, а ты будешь  приходить
ко мне каждый вечер. Я боялась, что ты не захочешь после того,  что  я  тебе
сказала... Но раз тебе все равно... К тому же ты сам понимаешь,  что  теперь
моя дверь будет для него закрыта.
     Рене встала, зажгла ночник. Максим колебался, он  был  в  отчаянии.  Он
понял, что сделал глупость, и жестоко ругал себя  за  излишнюю  болтливость.
Как сообщить теперь о женитьбе! Он сам виноват, ведь он окончательно  порвал
с Рене, - значит, не следовало подниматься к  ней  в  комнату,  а  тем  паче
доказывать ей, что муж собирается ее обмануть. Он  не  знал,  какое  чувство
руководило им, и это еще более сердило его. Но если у него  и  мелькнула  на
мгновение мысль повторить грубость и уйти, то,  увидев,  как  Рене  сбросила
туфли, он не сумел преодолеть малодушия. Ему стало страшно. Он остался.
     Когда Саккар пришел на следующее утро к жене,  она  спокойно  ответила,
что раздумала и ничего не станет подписывать.  Впрочем,  Рене  не  позволила
себе ни единого намека; она  дала  себе  слово  быть  сдержанной,  чтобы  не
создавать неприятностей и мирно наслаждаться воскресшей  любовью.  Будь  что
будет с шароннским делом, своим  отказом  она  отомстила,  остальное  ее  не
интересовало. Саккар готов был вспылить. Его мечта рушилась. Другие дела шли
из рук вон плохо. Ресурсы его иссякли, он держался чудом; утром  он  не  мог
заплатить булочнику по счету. Это не  мешало  ему  готовиться  к  роскошному
балу, который должен был состояться в четверг, на  четвертой  неделе  поста.
Отказ Рене вызвал у него  бессильный  гнев  энергичного  человека,  которому
каприз ребенка мешает  действовать.  Имея  в  кармане  подписанный  акт,  он
раздобыл бы денег в ожидании отступных. Когда Саккар  немного  успокоился  и
обрел  способность  рассуждать,  он   удивился   внезапному   отказу   жены;
несомненно, кто-то давал ей  советы.  Он  чутьем  угадал,  что  у  нее  есть
любовник; это было для него так ясно, что он помчался к своей сестре,  чтобы
разузнать об интимной жизни Рене. Сидония встретила брата неприязненно.  Она
не могла простить невестке оскорбления, которое Рене нанесла ей, отказавшись
от свидания с г-ном де Сафре. Поняв из вопросов брата,  что  он  подозревает
жену в измене, Сидония встрепенулась; несомненно, у Рене  есть  любовник,  и
она сама вызвалась подстеречь "голубков". Она покажет  этой  чопорной  дуре,
где раки зимуют. Обычно  Саккар  не  доискивался  неприятных  истин;  только
корыстолюбие заставило его открыть глаза, которые он благоразумно  закрывал.
Он принял предложение сестры.
     - Ладно, будь спокоен, я все узнаю, - участливым тоном сказала Сидония.
- Ах, бедный братец! Вот Анжела никогда не изменила бы тебе! Изменять такому
доброму, щедрому мужу! Бессердечные парижские куклы! А я только и делаю, что
даю ей добрые советы!
   
VI 
 
     В  четверг   на   четвертой   неделе   поста   у   Саккаров   состоялся
костюмированный бал. Гвоздем вечера было представление: "Любовные похождения
прекрасного Нарцисса и нимфы Эхо", поэма в трех картинах; в ней  участвовали
дамы - приятельницы Рене. Автор поэмы, г-н Юпель де ла Ну, больше месяца  то
и дело  путешествовал  из  своей  префектуры  в  особняк  парка  Монсо,  где
присутствовал на репетициях и совещаниях  по  поводу  костюмов.  Сначала  он
хотел написать свое произведение в стихах, но затем  решил  поставить  живые
картины, считая, что это благороднее и ближе к красотам античного мира.
     Дамы потеряли сон; некоторые из них чуть не по три раза меняли  рисунок
костюмов. Происходили бесконечные совещания под председательством  префекта.
Долго обсуждался вопрос,  кто  должен  изображать  Нарцисса  -  мужчина  или
женщина? Наконец, по настоянию Рене, решили поручить эту роль Максиму; но он
был единственный мужчина, участвовавший в представлении, и то  г-жа  Лоуренс
говорила, что никогда бы не дала своего согласия, "если бы милый  Максим  не
был так похож на настоящую девочку". Рене изображала  нимфу  Эхо.  Вопрос  о
костюмах оказался  гораздо  более  сложным.  Максим  очень  помог  префекту,
изнемогавшему в спорах с девятью  женщинами:  их  нелепые  фантазии  грозили
серьезно нарушить чистоту линий его произведения. Послушайся он,  его  Олимп

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.