Случайный афоризм
Пишешь, чтобы тебя любили, но оттого что тебя читают, ты любимым себя не чувствуешь; наверное, в этом разрыве и состоит вся судьба писателя. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Господи, да отец сам мне рассказал;  он  находит,  что  ты  прекрасно
сложена, и говорил мне, какие у тебя бедра...
     В голосе Максима слышалась легкая досада, но он снова  принялся  шагать
по комнате,  продолжая  говорить  ворчливым,  дружеским  тоном  и  попыхивая
сигарой:
     - Право, я тебя не понимаю. Странная ты женщина. Вчера я  был  груб  по
твоей же вине. Ты бы сказала, что с тобой отец, и я бы преспокойно  ушел.  Я
ведь не имею никаких прав... А ты назвала господина Сафре.
     Рене всхлипывала, закрыв лицо руками. Максим подошел, встал  перед  ней
на колени, насильно отвел ее руки.
     - Ну скажи, почему ты назвала Сафре?!
     Опустив голову, она тихо ответила сквозь слезы:
     - Я думала, что ты меня бросишь, если узнаешь, что твой отец...
     Максим встал, взял сигару, которую положил на камин, и пробормотал:
     - Ты все-таки ужасно смешная!..
     Рене больше не плакала. Жар камина и пылающие щеки  осушили  ее  слезы.
Спокойствие Максима после  открытия,  которое,  казалось,  должно  было  его
потрясти, так поразило ее, что она забыла даже про стыд. Точно во  сне,  она
смотрела на Максима и слушала его. Не выпуская изо рта сигары, он  повторил,
что она неблагоразумна: ее отношения с мужем вполне естественны; он, Максим,
не имеет никаких оснований сердиться. Но  приписывать  себе  несуществующего
любовника -  это  просто  непостижимо.  И  все  время,  возвращаясь  к  этой
"поистине  чудовищной  выдумке",  он  говорил,   что   у   женщин   "больное
воображение".
     - Ты  не  совсем  здорова,  дорогая,  надо  полечиться.  Наконец  он  с
любопытством спросил:
     - Но почему господин Сафре, а не кто-нибудь другой?
     - Он за мной ухаживает, - ответила Рене.
     Максим едва сдержал  дерзость,  готовую  сорваться  с  языка:  ему  так
хотелось сказать, что она предвосхитила  события  на  целый  месяц,  признав
своим любовником Сафре. Но он только  зло  усмехнулся  и,  бросив  сигару  в
огонь, уселся по другую сторону камина. Тут он пустился в рассуждения, давая
Рене понять, что между ними могут остаться лишь товарищеские  отношения.  Но
ее пристальные взгляды немного смущали его, он  не  решился  сообщить  ей  о
своей женитьбе. Рене  долго  смотрела  на  него  заплаканными  глазами.  Она
считала его ничтожным, ограниченным, достойным презрения и  все  же  любила,
так же как любила свои кружева. Он был очень красив  при  свете  канделябра,
стоявшего рядом, на камине. Когда он откидывал голову, пламя свечей золотило
его волосы, свет мягко скользил по лицу, пронизывая легкий пушок на щеках.
     - Мне, однако, пора, - говорил он несколько раз.
     Максим твердо решил уйти, Рене не хотела его больше.  Оба  так  думали,
так говорили; они - только друзья. Когда Максим пожал ей,  наконец,  руку  и
собрался выйти из комнаты, Рене задержала его на минутку и  завела  разговор
об его отце. Она отзывалась о Саккаре с большой похвалой.
     - Видишь ли, мне не давали покоя угрызения совести.  Я  рада,  что  так
случилось... Ты не знаешь своего отца; я была  поражена  его  добротой,  его
бескорыстием. Бедняга, у него сейчас столько забот!
     Максим смущенно разглядывал носки своих ботинок, не отвечая ни слова.
     - Пока он не входил в эту комнату, мне  было  все  равно.  Но  потом...
Когда я увидела, что он так любит меня, приносит мне деньги, которые, должно
быть, собирает по всему Парижу, и разоряется на  меня  так  безропотно,  мне
стало очень больно... Если  бы  ты  знал,  как  заботливо  он  охраняет  мои
интересы!
     Молодой человек тихонько пошел обратно и прислонился к камину.  Он  все
еще был смущен, стоял, опустив голову, но  на  губах  у  него  уже  блуждала
улыбка.
     - Да, - проговорил он тихо, - отец здорово охраняет чужие интересы.
     Тон его удивил Рене. Она посмотрела на Максима, но он произнес, как  бы
оправдываясь:
     - О, я ничего не знаю... я только говорю, что отец человек ловкий.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.