Случайный афоризм
Писать - значит предоставлять другим заботу о завершенности твоего слова. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ну, ничего не поделаешь, пойду позвоню!.. Вы нескромны, господа.
     - Доброй ночи! - крикнул Максим, когда за ним закрылась дверь. Взяв под
руку отца, он пошел с ним вверх по бульвару.  Стояла  светлая  зимняя  ночь,
когда так хорошо дышать морозным воздухом и ходить  по  затвердевшей  земле.
Саккар находил, что Ларсоно сделал ошибку, ему следовало остаться  с  Лаурой
только в приятельских отношениях. Начав с этого, он завел разговор  о  вреде
связей с продажными женщинами. Проявив вдруг высоконравственные чувства,  он
изрекал сентенции, удивляя сына мудрыми советами.
     - Видишь ли, сынок... - говорил он, - все хорошо до  поры  до  времени.
Это вредно для здоровья и подлинного счастья не дает. Ты прекрасно знаешь, я
не буржуа по натуре. И все же с меня хватит, я решил остепениться.
     Максим хихикнул, остановил отца и, внимательно оглядев  его  при  свете
луны, объявил, что у него "потрясающе добродетельный вид".  Но  Саккар  стал
еще серьезнее.
     - Шути, сколько душе угодно, а я тебе повторяю, что  нет  ничего  лучше
семейной жизни, если хочешь сохраниться и быть счастливым.
     Тут Саккар заговорил о Луизе. Они пошли медленнее,  чтобы  покончить  с
этим делом, раз уж о нем зашла речь. Все улажено, Марейль назначил даже день
для подписания брачного контракта - воскресенье, на четвертой неделе  поста.
В четверг на той же неделе в  особняке  парка  Монсо  предполагался  большой
вечер;  Саккар  решил  воспользоваться  им,  чтобы   публично   объявить   о
бракосочетании сына.
     Максим нашел, что все устраивается как нельзя лучше.  Он  избавился  от
Рене, препятствия устранены; он подчинился отцу, как в свое время подчинился
мачехе.
     - Ну и прекрасно, - сказал он. -  Только  не  говори  ничего  Рене.  Ее
приятельницы поднимут меня на смех, станут дразнить;  я  предпочитаю,  чтобы
они узнали вместе со всеми.
     Саккар обещал держать все в тайне. Пока  они  поднимались  по  бульвару
Мальзерб, он надавал сыну много добрых советов, учил, как  устроить  райскую
супружескую жизнь.
     - Главное, никогда не порывай отношений с женой. Это большая  глупость.
Когда  расходишься  с  женой,  она  стоит  бешеных  денег...  Прежде   всего
приходится обзавестись любовницей, а в доме траты растут: тут и  туалеты,  и
особые развлечения жены, и ее приятельницы, и всякая дьявольщина.
     Саккар был настроен необычайно добродетельно.  Успех  шароннского  дела
вселил в его сердце идиллическую нежность.
     - В сущности, - продолжал он, - я создан для счастливой семейной  жизни
где-нибудь в провинциальной тиши. Никто меня  не  знает,  мой  мальчик...  Я
только кажусь непоседой. На самом деле я обожаю  проводить  время  вдвоем  с
женой и охотно бросил бы все дела,  будь  у  меня  скромная  рента,  которая
позволила бы мне удалиться в родной Плассан... Ты будешь богат, устрой  себе
с Луизой гнездышко, и живите себе, как два голубка. Чудесно! Я приду к вам в
гости, мне будет приятно полюбоваться вашим счастьем.
     У него послышались даже слезы в голосе.  Тем  временем  они  подошли  к
воротам дома и продолжали  разговаривать  на  тротуаре.  Здесь,  на  высотах
Парижа, дул свежий ветер. Ни звука не слышно было в светлом морозном воздухе
ночи; у Максима, пораженного умиленным настроением отца, вертелся  на  языке
вопрос.
     - Но ведь, кажется, - сказал он наконец, - сам-то ты...
     - Что?
     - Сам-то ты с женой... Саккар пожал плечами.
     - Э! Совершенно верно. Я был дураком. Потому-то я и говорю с тобой так,
убедившись на собственном опыте... Но мы помирились. О!  По-настоящему.  Вот
уже скоро полтора месяца. В те дни, когда  я  не  очень  поздно  возвращаюсь
домой, я всегда захожу к ней вечером. Сегодня  бедная  голубка  не  дождется
меня; я должен до утра работать. А как она замечательно сложена!..
     Максим протянул отцу руку; Саккар удержал ее, добавив  тише,  точно  по
секрету:
     - Ты знаешь фигуру Бланш Мюллер, так вот  у  нее  такая  же,  только  в

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.