Случайный афоризм
Большинство писателей считают правду наиболее ценным своим достоянием - вот почему они так экономно ею пользуются. Марк Твен
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Принес деньги? - спросила Лаура, когда они остались одни.
     В серьезных случаях жизни она говорила ему "ты". Ларсоно вместо  ответа
шутливо поклонился, похлопав по внутреннему карману фрака.
     - Ох, уж этот длинный Лар! - прошептала Лаура в восторге.
     Она обхватила его талию и поцеловала его.
     - Подожди здесь, - сказала  она,  -  я  хочу  сейчас  же  получить  эти
бумажки... Розан у меня в комнате, я схожу за ним.
     Но Ларсоно удержал ее и, целуя ей плечи, проговорил:
     - Ты не забыла про комиссионные?
     - Глупый, конечно, нет, мы ведь условились.
     Она возвратилась с Розаном. Ларсоно был одет изящнее герцога,  перчатки
лучше обтягивали его  руки,  галстук  он  завязывал  с  большим  искусством.
Мужчины небрежно поздоровались за руку и заговорили о происходивших накануне
скачках, где проиграла лошадь их общего знакомого. Лаура потеряла терпение.
     - Ну, довольно говорить  о  пустяках.  Голубчик,  -  обратилась  она  к
Розану, - длинный Лар принес деньги. Пора кончать дело.
     Ларсоно притворился, будто только сейчас вспомнил:
     - Ах, да, верно, я раздобыл вам деньги... Только зря вы не  послушались
меня, мой друг!  Подумайте,  эти  мошенники  потребовали  с  меня  пятьдесят
процентов!.. Тем не менее  я  согласился,  ведь  вы  сказали,  что  вам  все
равно...
     Лаура д'Ориньи еще днем запаслась вексельной  бумагой,  но  когда  дело
дошло до чернильницы и пера, она огорченно посмотрела на  обоих  мужчин,  не
надеясь найти у себя в доме эти письменные принадлежности. Она уже собралась
пойти поискать их на кухне, но Ларсоно вынул из того же кармана, где  лежала
коробочка  с  миндалем,  две  очаровательные  вещицы  -  серебряную   ручку,
удлинявшуюся при помощи винтика, и изящную чернильницу из  стали  и  черного
дерева тонкой ювелирной работы. Когда Розан сел, Ларсоно обратился к нему:
     -  Пишите  векселя  на  мое  имя.  Понимаете  ли,  я   не   хотел   вас
компрометировать; а мы уж с  вами  потом  столкуемся...  Шесть  векселей  на
двадцать пять тысяч каждый, так?
     Лаура считала кредитки на другом конце стола. Розан даже не увидел  их.
Когда он подписал векселя и поднял голову,  деньги  уже  исчезли  в  кармане
молодой женщины. Но она подошла к  нему  и  расцеловала  в  обе  щеки,  что,
повидимому, привело его в  восторг.  Ларсоно  невозмутимо  смотрел  на  них,
складывая векселя и пряча в карман перо и чернильницу.
     Лаура еще висела на шее Розана, когда Аристид Саккар поднял портьеру.
     - Ничего,  ничего,  не  стесняйтесь,  -  произнес  он,  смеясь.  Герцог
покраснел, а Лаура пожала финансисту  руку,  выразительно  перемигнувшись  с
ним. Она сияла.
     - Все кончено, мой дорогой, - сказала она, - я вас предупреждала. Вы на
меня не сердитесь?
     Саккар добродушно пожал плечами. Он откинул портьеру,  отступил,  чтобы
дать дорогу Лауре и  герцогу,  и  крикнул  визгливым  голосом,  оценщика  на
аукционе:
     - Герцог и герцогиня!
     Эта шутка имела огромный успех.  На  следующий  день  о  ней  писали  в
газетах, причем Лауру д'Ориньи называли прямо, а имена обоих  мужчин  скрыли
под весьма прозрачными инициалами. Разрыв между Аристидом Саккаром и толстей
Лаурой произвел больше шума, чем их предполагаемая связь.
     Саккар опустил портьеру под взрыв  смеха,  вызванного  в  гостиной  его
шуткой.
     - Гм! Хороша девчонка! - сказал он, обращаясь к Ларсоно. - Но  до  чего
порочна!.. А вы, негодник, видно,  недурно  тут  заработали...  Сколько  вам
дали?
     Ларсоно стал отнекиваться и, улыбаясь, поправил манжеты. Наконец он сел
на кушетку возле двери, куда поманил его рукой Саккар.
     - Садитесь сюда, я не собираюсь вас  исповедовать,  кой  черт!..  Милый
мой, перейдем к более серьезным делам. У меня сегодня был длинный разговор с
женой... Все решено.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.