Случайный афоризм
В писателе-художнике талант... уменье чувствовать и изображать жизненную правду явлений. Николай Александрович Добролюбов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

похождений? Есть у него любовница?
     - Как бы не так! - воскликнула горничная, ограничившись этим ответом.
     - Сознайтесь, он ухаживает за вами?
     - Э, он никогда не смотрит на женщин.  Мы  его  почти  не  видим...  Он
всегда либо у барина, либо в конюшне... Он говорит, что очень любит лошадей.
     Рене раздражала  эта  порядочность.  Она  настойчиво  допытывалась,  ей
хотелось бы презирать свою челядь. Хотя она и привязалась к Селесте,  ей  бы
доставило удовольствие знать, что у той есть любовники.
     - Но вы-то сами, Селеста, разве вы не  находите,  что  Батист  красивый
мужчина?
     - Я? - воскликнула камеристка с таким удивлением,  как  будто  услышала
нечто чудовищное. - О, у меня совсем другое на уме. Мне не нужны мужчины.  У
меня свой план, вы о нем узнаете позже. Я тоже не дура, не думайте!
     Ничего более Рене не могла от нее добиться. Но у самой  Рене  было  все
больше и больше забот.  В  шумной,  безрассудной  жизни,  которую  вела  эта
молодая женщина, она  сталкивалась  с  множеством  препятствий  и  зачастую,
преодолевая их, больно ушибалась. Так, в один прекрасный день  между  нею  и
Максимом встала Луиза де Марейль. Рене не ревновала его  к  "горбунье",  как
она презрительно называла девушку; она  знала,  что  Луиза  обречена,  и  не
верила, что Максим женится на таком  уродце  даже  при  наличии  миллионного
приданого.  Несмотря   на   неоднократные   падения,   у   нее   сохранились
наивно-буржуазные взгляды в отношении любимых ею людей; она презирала  себя,
но охотно верила в их превосходство над другими,  в  то,  что  они  достойны
всяческого  уважения.  Отвергая  возможность  женитьбы,  которую  сочла   бы
развратом и воровством, она страдала от фамильярности и дружеской  близости,
установившихся между "горбуньей" и Максимом. Когда Рене говорила с  Максимом
о Луизе, он весело смеялся и повторял остроумные замечания девушки.
     - Знаешь, эта девчурка называет меня своим муженьком, - рассказывал он.
     Он говорил с такой непринужденностью, что Рене  не  решалась  напомнить
ему, что  этой  "девчурке"  семнадцать  лет  и  их  рукопожатия,  стремление
уединяться в темных уголках гостиных, чтобы высмеивать собравшееся общество,
огорчают ее, портят ей лучшие вечера.
     После одного случая обстановка  приобрела  странный  характер.  У  Рене
часто являлось непреодолимое желание удовлетворить  какой-нибудь  смелый  до
дерзости каприз. Она увлекала Максима за портьеру или за дверь  и  целовала,
рискуя, что их увидят. Однажды вечером, в четверг, когда в  желтой  гостиной
было полно народу, ей вздумалось позвать Максима, разговаривавшего с Луизой;
она пошла к нему навстречу из дальнего угла оранжереи и внезапно  поцеловала
его в губы, думая, что заросли растений хорошо скрывают ее. Но  Луиза  пошла
следом за Максимом; подняв голову, любовники увидели ее в  нескольких  шагах
от себя: девушка смотрела на них со странной улыбкой, ничуть не краснея и не
удивляясь,  дружелюбно  и  спокойно,  как  товарищ  по  пороку,   достаточно
искушенный, чтобы понять и оценить такой поцелуй.
     В тот день Максим не на шутку пришел в ужас, а Рене, напротив, осталась
совершенно равнодушной и даже довольной. Все кончено.  "Горбунья"  не  может
отнять у нее возлюбленного.
     "Следовало сделать это даже нарочно. Теперь она знает, что ее "муженек"
принадлежит мне", - подумала Рене.
     Максим успокоился, увидев  Луизу  такой  же  веселой  и  забавной,  как
прежде. Он нашел, что она "большая умница и очень  покладистая  девица".  На
этом все кончилось.
     Рене беспокоилась не без  основания.  Саккар  с  некоторых  пор  мечтал
женить сына на девице де Марейль. Он боялся  упустить  миллионное  приданое,
которое надеялся впоследствии прибрать к рукам.  В  начале  зимы  Луиза  три
недели пролежала в постели; Саккар так испугался, как бы она  не  умерла  до
предполагаемой свадьбы, что решил женить сына немедленно. Правда,  Максим  и
Луиза были слишком юны, но врачи опасались, что март месяц окажется  роковым
для чахоточной девушки. Г-н де Марейль, с своей стороны, оказался в щекотли-
вом  положении:  на  последних  выборах  он,  наконец,  добился  избрания  в
депутаты,  но  Законодательный  корпус  объявил  недействительными   выборы,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.