Случайный афоризм
Когда творишь, вычеркивай каждое второе слово, стиль от этой операции только выиграет. Сидней Смит
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

они с Сильвером смеялись над непогодой. В сухие  ясные  ночи,  когда  легкие
порывы ветра вздымали морозную пыль и ударяли по лицу, как  тонкие  прутики,
они не решались присесть; они только ускоряли шаг, расхаживая взад и  вперед
по тропинке, зябко кутаясь в плащ; щеки синели, глаза слезились от холода, а
они смеялись, оживленные быстрой ходьбой по морозу. Как-то  раз,  когда  шел
снег, они слепили огромный снежный ком и закатили его в  закоулок,  где  ком
пролежал больше  месяца,  и  они  всякий  раз  удивлялись  ему,  приходя  на
свидание. Дождь их тоже не отпугивал. Они встречались в самые ужасные  ливни
и промокали до костей. Сильвер прибегал, говоря себе, что  Мьетта,  конечно,
не придет, что это безумие, а когда появлялась Мьетта, он не в силах был  ее
бранить. Ведь он ее ждал. В  конце  концов  он  решил  поискать  убежища  от
непогоды, зная, что они все равно будут встречаться,  хотя  и  обещали  друг
другу не выходить в дождь. Оказалось, что кров не так трудно найти.  Сильвер
разворотил груду досок и устроил так, чтобы их можно было легко  вынимать  и
вставлять обратно. Теперь влюбленные могли укрыться в маленькой  будке;  это
было нечто вроде квадратной конуры, где они сидели, тесно прижавшись друг  к
другу, на колоде, которую оставили  в  своем  убежище.  В  дождливые  вечера
приходивший первым прятался в норе, потом приходил второй, и  они  вдвоем  с
удовольствием слушали, как  хлещет  ливень,  отбивая  по  доскам  барабанную
дробь. Перед ними, вокруг  них,  в  ночи,  черной,  как  чернила,  струились
невидимые ручьи; несмолкаемый шум напоминал гул толпы, а между тем они  были
одни, на краю света, в пучине вод. Им было так хорошо, так уютно среди этого
потопа, под грудой досок, откуда  их  каждую  минуту  могло  смыть  потоком,
низвергавшимся с небес. Их согнутые колени почти касались края отверстия,  и
они старались отодвинуться как можно дальше; их  щеки  и  руки  были  усеяны
дождевой пылью. Крупные капли стекали с  досок  и  падали  мерно,  с  гулким
плеском. Влюбленным было тепло в коричневом плаще и так  тесно,  что  Мьетта
сидела чуть  не  на  коленях  у  Сильвера.  Они  болтали;  потом  замолкали,
охваченные истомой, убаюканные теплотой объятия и  монотонным  шумом  дождя.
Они просиживали так часами, наслаждаясь ливнем, похожие  на  детей,  которые
важно разгуливают в проливной дождь под  маленьким  зонтиком.  Пожалуй,  они
больше всего любили дождливые вечера. Правда, расставаться  тогда  было  еще
труднее. Мьетте приходилось спускаться по стене  под  хлещущим  дождем  и  в
густом мраке  пробираться  по  лужам  Жа-Мейфрена.  Выскользнув  из  объятий
Сильвера, она тотчас же терялась  в  темноте,  в  шуме  воды.  Оглушенный  и
ослепленный дождем, он тщетно напрягал слух. Но даже волнение,  которое  они
испытывали при внезапном расставании, имело  свою  прелесть.  До  следующего
свидания их мучило беспокойство, не случилось ли чего в такую погоду,  когда
добрый хозяин и собаку не выгонит на улицу; ведь легко поскользнуться, можно
заблудиться; эти страхи заставляли их все время думать друг о друге,  и  при
следующей встрече они становились еще нежнее.
     Но вот вернулась весна. Наступил апрель, ночи стали теплые,  в  зеленой
аллее буйно разрослась трава. Потоки жизни струились с небес,  подымались  с
земли, а  влюбленные,  вдыхая  весенний  дурман,  сожалели  порой  о  зимних
уединенных вечерах, о дождливых ночах, когда они чувствовали себя так далеко
от  людского  шума.  Теперь  дни  стояли  длинные,   влюбленные   проклинали
бесконечные сумерки, а когда, наконец, спускалась темная ночь и Мьетта могла
незаметно перелезть через стену,  когда  они  возвращались  в  свою  любимую
аллею, они  уже  не  находили  прежнего  уединения.  На  пустыре  св.  Митра
появились люди, мальчишки играли на  бревнах,  гонялись  друг  за  другом  и
кричали чуть ли не до одиннадцати часов; случалось  даже,  что  какой-нибудь
десятилетний сорванец, спрятавшись за грудой досок, начинал  нагло  хихикать
при виде Мьетты и Сильвера. Боязнь, что их застигнут, пробуждение жизни,  ее
голоса, которые начинали звучать громче, - все  это  вносило  тревогу  в  их
свидания.
     И потом им становилось душно  в  темной  аллее.  Казалось,  земля  была
пронизана страстным трепетом; из  почвы  заброшенного  кладбища  поднимались
одуряющие испарения.  Но  детской  чистоте  Сильвера  и  Мьетты  были  чужды
сладострастные чары этого  уголка,  потревоженные  весной.  Трава  достигала
колен, мешала ходить, и когда они  наступали  на  молодые  побеги,  растения

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.