Случайный афоризм
Нигде так сильно не ощущаешь тщетность людских надежд, как в публичной библиотеке. (Сэмюэл Джонсон)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

они с Сильвером смеялись над непогодой. В сухие  ясные  ночи,  когда  легкие
порывы ветра вздымали морозную пыль и ударяли по лицу, как  тонкие  прутики,
они не решались присесть; они только ускоряли шаг, расхаживая взад и  вперед
по тропинке, зябко кутаясь в плащ; щеки синели, глаза слезились от холода, а
они смеялись, оживленные быстрой ходьбой по морозу. Как-то  раз,  когда  шел
снег, они слепили огромный снежный ком и закатили его в  закоулок,  где  ком
пролежал больше  месяца,  и  они  всякий  раз  удивлялись  ему,  приходя  на
свидание. Дождь их тоже не отпугивал. Они встречались в самые ужасные  ливни
и промокали до костей. Сильвер прибегал, говоря себе, что  Мьетта,  конечно,
не придет, что это безумие, а когда появлялась Мьетта, он не в силах был  ее
бранить. Ведь он ее ждал. В  конце  концов  он  решил  поискать  убежища  от
непогоды, зная, что они все равно будут встречаться,  хотя  и  обещали  друг
другу не выходить в дождь. Оказалось, что кров не так трудно найти.  Сильвер
разворотил груду досок и устроил так, чтобы их можно было легко  вынимать  и
вставлять обратно. Теперь влюбленные могли укрыться в маленькой  будке;  это
было нечто вроде квадратной конуры, где они сидели, тесно прижавшись друг  к
другу, на колоде, которую оставили  в  своем  убежище.  В  дождливые  вечера
приходивший первым прятался в норе, потом приходил второй, и  они  вдвоем  с
удовольствием слушали, как  хлещет  ливень,  отбивая  по  доскам  барабанную
дробь. Перед ними, вокруг  них,  в  ночи,  черной,  как  чернила,  струились
невидимые ручьи; несмолкаемый шум напоминал гул толпы, а между тем они  были
одни, на краю света, в пучине вод. Им было так хорошо, так уютно среди этого
потопа, под грудой досок, откуда  их  каждую  минуту  могло  смыть  потоком,
низвергавшимся с небес. Их согнутые колени почти касались края отверстия,  и
они старались отодвинуться как можно дальше; их  щеки  и  руки  были  усеяны
дождевой пылью. Крупные капли стекали с  досок  и  падали  мерно,  с  гулким
плеском. Влюбленным было тепло в коричневом плаще и так  тесно,  что  Мьетта
сидела чуть  не  на  коленях  у  Сильвера.  Они  болтали;  потом  замолкали,
охваченные истомой, убаюканные теплотой объятия и  монотонным  шумом  дождя.
Они просиживали так часами, наслаждаясь ливнем, похожие  на  детей,  которые
важно разгуливают в проливной дождь под  маленьким  зонтиком.  Пожалуй,  они
больше всего любили дождливые вечера. Правда, расставаться  тогда  было  еще
труднее. Мьетте приходилось спускаться по стене  под  хлещущим  дождем  и  в
густом мраке  пробираться  по  лужам  Жа-Мейфрена.  Выскользнув  из  объятий
Сильвера, она тотчас же терялась  в  темноте,  в  шуме  воды.  Оглушенный  и
ослепленный дождем, он тщетно напрягал слух. Но даже волнение,  которое  они
испытывали при внезапном расставании, имело  свою  прелесть.  До  следующего
свидания их мучило беспокойство, не случилось ли чего в такую погоду,  когда
добрый хозяин и собаку не выгонит на улицу; ведь легко поскользнуться, можно
заблудиться; эти страхи заставляли их все время думать друг о друге,  и  при
следующей встрече они становились еще нежнее.
     Но вот вернулась весна. Наступил апрель, ночи стали теплые,  в  зеленой
аллее буйно разрослась трава. Потоки жизни струились с небес,  подымались  с
земли, а  влюбленные,  вдыхая  весенний  дурман,  сожалели  порой  о  зимних
уединенных вечерах, о дождливых ночах, когда они чувствовали себя так далеко
от  людского  шума.  Теперь  дни  стояли  длинные,   влюбленные   проклинали
бесконечные сумерки, а когда, наконец, спускалась темная ночь и Мьетта могла
незаметно перелезть через стену,  когда  они  возвращались  в  свою  любимую
аллею, они  уже  не  находили  прежнего  уединения.  На  пустыре  св.  Митра
появились люди, мальчишки играли на  бревнах,  гонялись  друг  за  другом  и
кричали чуть ли не до одиннадцати часов; случалось  даже,  что  какой-нибудь
десятилетний сорванец, спрятавшись за грудой досок, начинал  нагло  хихикать
при виде Мьетты и Сильвера. Боязнь, что их застигнут, пробуждение жизни,  ее
голоса, которые начинали звучать громче, - все  это  вносило  тревогу  в  их
свидания.
     И потом им становилось душно  в  темной  аллее.  Казалось,  земля  была
пронизана страстным трепетом; из  почвы  заброшенного  кладбища  поднимались
одуряющие испарения.  Но  детской  чистоте  Сильвера  и  Мьетты  были  чужды
сладострастные чары этого  уголка,  потревоженные  весной.  Трава  достигала
колен, мешала ходить, и когда они  наступали  на  молодые  побеги,  растения

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.