Случайный афоризм
Писателю необходима такая же отвага, как солдату: первый должен так же мало думать о критиках, как второй - о госпитале. Стендаль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

подстерегает за стеной. Потом, переводя дух, они бродили по аллее,  утешаясь
мыслью, что когда-нибудь побегают наперегонки по лугам св. Клары.
     На заре своей любви они находили прелесть и в темных, и в ясных  ночах.
Сердце  уже  заговорило  в  них,  и  стоило  только  стемнеть,  как  объятия
становились нежнее, смех звучал ласковым призывом. Их любимая  аллея,  такая
приветливая при лунном свете, такая волнующая  в  темные  вечера,  казалось,
откликалась и на  звонкий  смех  и  на  трепетное  молчание.  Влюбленные  не
разлучались до полуночи; между тем город засыпал, и окна предместья потухали
одно за другим.
     Ничто не нарушало их уединения. В этот поздний  час  ребятишки  уже  не
играли в  прятки  между  грудами  досок.  Порой  до  молодых  людей  долетал
отдаленный шум, пение рабочих, проходивших  по  дороге,  голоса  с  соседней
улицы. Тогда они с опаской оглядывались на пустырь  св.  Митра.  Перед  ними
расстилалось пустынное поле, усеянное балками, по которому изредка скользили
тени; в теплые вечера кое-где виднелись смутные силуэты  влюбленных  пар  да
старики, сидящие на бревнах  у  большой  дороги.  Когда  вечера  становились
свежее, на унылом, заброшенном пустыре видны были только  цыганские  костры,
перед огнем мелькали длинные черные тени. В спокойном ночном  воздухе  гулко
разносились отдельные слова, случайные звуки: буржуа, запирая  двери,  желал
соседу спокойной ночи, хлопала ставня, мерно били часы на городской башне  -
замирающие шумы провинциального городка, отходящего ко сну. А когда  Плассан
засыпал, все еще слышалась  перебранка  цыган,  потрескивание  костров,  или
вдруг раздавались гортанные  голоса  девушек,  певших  песню  на  незнакомом
языке.
     Но пустырь св. Митра не привлекал влюбленных, они поскорей возвращались
в свои любимые места, снова принимались бродить по заветной  дорожке,  такой
таинственной и укромной. Что им за дело до других, до  всего  города?  Груда
досок, отделявшая  их  от  злых  людей,  превращалась  в  их  воображении  в
неприступную крепость. Им было так уютно, так привольно в этом  закоулке,  в
самом центре предместья, в ста шагах от Римских ворот;  порой  им  казалось,
что они где-то далеко, у излучины Вьорны или в открытом поле. Лишь одному из
всех доносившихся звуков внимали они с волнением и тревогой: звону городских
часов, медленно бивших в темноте. Иногда  влюбленные  притворялись,  что  не
слышат его; иногда вдруг  останавливались  как  вкопанные,  как  бы  в  знак
протеста. По нескольку раз они давали себе отсрочку на десять  минут,  но  в
конце концов приходилось прощаться. Они готовы были до самого  утра  играть,
болтать, обниматься,  чтобы  испытать  странное  стеснение  в  груди,  такое
сладостное и  непонятное.  Наконец  Мьетта  решалась  взобраться  на  стену.
Правда, этим дело не кончалось, и прощание длилось еще добрых четверть часа.
Стоя на стене, Мьетта медлила, облокотившись на  выступ,  держась  за  ветви
тутового дерева, заменявшего ей  лестницу.  А  Сильвер,  стоя  на  могильной
плите, брал ее за  руки  и  продолжал  беседу  вполголоса.  Они  десять  раз
повторяли: "до завтра" и снова принимались болтать.
     Наконец Сильвер говорил сердитым голосом:
     - Ну, слезай, пора, уже первый час.
     Но Мьетта, упрямая, как все девочки,  требовала,  чтобы  он  непременно
спрыгнул первым; она посмотрит, как  он  будет  уходить.  Сильвер  стоял  на
своем, тогда Мьетта в отместку пугала его:
     - Смотри, я сейчас спрыгну!
     И прыгала с дерева, к великому ужасу Сильвера. Он слышал глухой шум  ее
падения, слышал, как она с хохотом убегала,  не  отвечая  на  его  последний
привет. Несколько мгновений он  стоял,  глядя,  как  исчезает  во  мраке  ее
неясная тень, потом тихо соскакивал с камня и направлялся в тупик св. Митра.
     В течение двух лет они приходили  сюда  ежедневно.  В  первые  свидания
вечера были еще совсем теплые. Влюбленные воображали, что сейчас май  месяц,
когда бродят соки, когда в теплом воздухе пахнет листвой и молодой  зеленью.
Эта запоздалая осень была для них милостью неба, она  позволила  им  подолгу
бродить по аллее и еще теснее скрепить свою дружбу.
     Потом пошли дожди, снег, ударили морозы. Но даже суровая зима не  могла
удержать их дома. Мьетта приходила, закутанная в большой коричневый плащ,  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.