Случайный афоризм
Писатели бывают двух категорий: одни пишут, чтобы жить, а другие живут, чтобы писать. Амин Ар-Рейхани
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

каком-то  убийстве.  Она  отбивалась,  умоляла,  клялась  отомстить.   Когда
припадок стал проходить,  ее,  как  всегда,  охватил  непонятный  ужас,  она
дрожала от страха, так что стучали зубы, приподнималась  на  постели,  диким
взглядом озиралась по сторонам и снова падала на подушку, испуская протяжные
стоны. По-видимому, у нее были галлюцинации. Она обняла Сильвера  и  прижала
его к себе, как будто узнавая внука, но потом опять стала принимать  его  за
кого-то другого.
     - Они тут! - повторяла она, заикаясь. - Смотри, они хотят его схватить.
Они его убьют... Я не хочу... Прогони их, скажи им, что  я  не  хочу...  Мне
больно, когда на меня смотрят...
     И она повернулась к стене, чтобы не видеть людей, о  которых  говорила.
Она затихла не надолго, потом продолжала:
     - Ты тут, дитя мое? Не оставляй меня... Мне казалось, что  я  умираю...
Ах, зачем мы пробили калитку в стене!.. С того дня начались мои страдания...
Я так и знала, что калитка принесет нам несчастье... Бедные, бедные  дети!..
Сколько слез! Их тоже пристрелят, как собак...
     Она впала в беспамятство и уже не сознавала, что рядом с  нею  Сильвер.
Вдруг она вскочила: по-видимому, ей что-то померещилось в ногах постели.  Ее
лицо исказилось.
     - Почему ты их не прогонишь? - кричала она, пряча свою седую голову  на
груди у Сильвера. - Они опять тут. Вот  тот  с  ружьем,  он  прицелился,  он
сейчас выстрелит!..
     Вскоре  она  забылась  тяжелым  сном,  каким  обычно  кончались  у  нее
припадки. На следующий день она ничего не помнила. Ни разу она не  упомянула
о том утре, когда застигла Сильвсра с его подругой за старой стеной.
     Молодые люди  не  виделись  целых  два  дня.  Когда  Мьетта  осмелилась
вернуться к колодцу, они решили не повторять своей затеи. Но после  первого,
столь внезапно  прерванного  свидания  им  ужасно  захотелось  опять  побыть
вдвоем, уединиться в каком-нибудь  укромном  местечке.  Сильвера  больше  не
удовлетворяли радости, доставляемые колодцем; чтобы не огорчать  тетю  Диду,
он решил никогда не переходить за стену и стал умолять Мьетту назначить  ему
свидание где-нибудь в другом месте. Она не заставила себя  долго  просить  и
встретила его предложение радостным смехом,  как  девочка,  которая  еще  не
помышляет ни о чем запретном. Она смеялась просто потому,  что  ей  казалось
забавным провести шпиона Жюстена. Влюбленные  долго  обсуждали,  где  бы  им
лучше видеться. Сильвер придумывал самые невероятные места; он или мечтал  о
далеких  путешествиях,  или  предлагал  встречаться  в  полночь  на  чердаке
Жа-Мейфрена. Более практичная Мьетта пожимала плечами и  обещала  что-нибудь
придумать. На следующее утро она задержалась у  колодца  всего  на  минутку,
улыбнулась Сильверу и  шепнула  ему,  чтобы  он  вечером,  часов  в  десять,
приходил на пустырь св. Митра. Не  трудно  догадаться,  что  Сильвер  явился
во-время. Весь день он ломал себе голову, почему Мьетта выбрала  это  место.
Его любопытство еще усилилось, когда он вошел  в  узкий  проход  за  грудами
досок, в самом конце пустыря. "Должно быть, она придет оттуда", -  размышлял
он, глядя на дорогу, ведущую в Ниццу. Вдруг за стеной зашуршали ветки и  над
ее краем показалась смеющаяся растрепанная головка, радостно кивавшая ему.
     - Вот и я!
     В самом деле, это была Мьетта. Она,  как  мальчишка,  вскарабкалась  на
одно из тех тутовых  деревьев,  какие  и  по  сей  день  растут  вдоль  стен
Жа-Мейфрена. Одним прыжком она очутилась на могильной плите, выступающей  из
земли в конце аллеи. Сильвер с  восторгом  следил,  как  она  опускается  со
стены, забыв даже помочь ей. Он взял ее за руки и сказал:
     - Какая ты ловкая! Ты лазаешь лучше меня.
     Так они встретились в первый раз в этом глухом уголке, где  их  ожидало
столько счастливых часов. С  этого  вечера  они  виделись  здесь  ежедневно.
Колодцем они пользовались теперь только для того, чтобы известить друг друга
о неожиданных обстоятельствах, мешающих свиданию, о перемене часа, о  разных
маленьких новостях, столь важных для них обоих и не терпящих отлагательства.
Тот, кому  надо  было  известить  другого,  начинал  качать  журавль,  скрип
которого слышен был  издалека.  В  иные  дни  они  вызывали  друг  друга  по

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.