Случайный афоризм
Перефразируя Ренара: очень известный в прошлом месяце писатель. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

наваливает на меня работу. Он сделал из меня батрачку, и правильно поступил.
Еще неизвестно, что бы из меня вышло. Знаешь, Сильвер, я иногда  думаю,  что
на мне лежит проклятие... Лучше бы умереть... Я все думаю о нем... ты знаешь
о ком...
     Рыдания прервали ее голос. Сильвер почти резко остановил ее:
     - Перестань, ты же мне обещала больше не думать об этом. Твоей вины тут
нет.
     Потом добавил уже мягче:
     - Ведь мы с тобой любим друг друга? Когда поженимся, все пройдет.
     - Я знаю, - прошептала Мьетта, - ты добрый, ты хочешь меня  поддержать.
Но что поделаешь? Я чего-то боюсь, а иногда все во мне  кипит,  словно  меня
обидели, и я становлюсь злой. Ведь я от тебя ничего не скрываю.  Всякий  раз
как меня попрекают отцом, я чувствую,  что  горю,  точно  в  огне.  А  когда
мальчишки кричат мне вслед: "Эй, ты, Шантегрейль!" - я выхожу из себя. Я  бы
их растерзала.
     Она мрачно замолчала, потом добавила:
     - Ты мужчина, ты будешь стрелять из ружья... Тебе хорошо.
     Сильвер дал ей высказаться. Пройдя несколько шагов, он грустно заметил:
     - Ты не права, Мьетта, нехорошо, что ты сердишься. Не надо  возмущаться
против того, что справедливо. Я ведь иду сражаться за наши  права,  за  всех
нас, я не мстить иду.
     - Все равно, - продолжала Мьетта, - я бы хотела быть мужчиной, стрелять
из ружья. Право, мне стало бы легче.
     Сильвер молчал, и она почувствовала, что  он  недоволен.  Весь  ее  пыл
погас. Она робко прошептала:
     - Не сердись. Мне горько, что ты уходишь, оттого и лезут в голову такие
мысли. Я знаю, ты прав. Мне надо смириться.
     Она заплакала. Растроганный Сильвер взял ее руки и поцеловал их.
     - Послушай, - сказал он нежно, -  ты  то  сердишься,  то  плачешь,  как
маленькая. Будь умницей. Я не браню тебя... Я просто хочу, чтобы  тебе  было
лучше, а ведь это во многом зависит от тебя.
     Воспоминание  о  драме,  о  которой  Мьетта  говорила  с  такой  болью,
опечалило влюбленных. Несколько минут они шли, опустив голову, взволнованные
своими мыслями.
     - Что же, ты думаешь, я  много  счастливей  тебя?  -  спросил  Сильвер,
невольно возвращаясь к разговору. - Что бы сталось со мной, если бы  бабушка
не взяла меня и не воспитала? Только дядя Антуан, такой же рабочий,  как  я,
говорил со мною и научил меня любить республику, а все  другие  родственники
боятся, как бы не запачкаться, когда я прохожу мимо.
     Разгорячившись, он остановился посреди дороги, удерживая Мьетту.
     - Видит бог, - продолжал он, - во мне нет ни зависти, ни ненависти.  Но
если мы победим, я этим важным господам все выскажу. Дядя  Антуан  немало  о
них знает. Вот увидишь, дай только вернуться. Мы все будем жить счастливо  и
свободно.
     Мьетта тихонько потянула его, и они продолжали путь.
     - Как ты ее любишь, свою республику! - сказала она как бы  в  шутку.  -
Наверное, больше, чем меня.
     Она  смеялась,  но  в  ее  смехе  чувствовалась  горечь.  Вероятно,  ей
казалось, что Сильвер слишком легко расстается с ней, отправляясь  в  поход.
Но юноша серьезно ответил:
     - Ты моя жена. Тебе я отдал сердце. А республику я  люблю,  потому  что
люблю тебя. Когда мы поженимся, нам нужно будет очень много счастья.  И  вот
за этим счастьем я и пойду завтра утром... Ведь ты же сама не хочешь,  чтобы
я остался?
     - Нет, нет!  -  горячо  воскликнула  девушка.  -  Мужчина  должен  быть
сильным. Как прекрасно быть храбрым! Не  сердись,  что  я  завидую.  Мне  бы
хотелось быть такой же сильной, как ты. Тогда ты любил бы меня  еще  больше,
правда?
     И помолчав, она воскликнула с прелестной живостью и простодушием: -  Ну
и расцелую же я тебя, когда ты вернешься!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.