Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Нет, я не хочу,  чтобы  ты  дрался  из-за  меня.  Со  всеми  ведь  не
справишься. И потом есть люди, от  которых  ты  все  равно  не  можешь  меня
защитить.
     Сильверу хотелось крикнуть, что он защитит ее ото всех на свете, но она
остановила его ласковым жестом.
     - Довольно с меня и того, что ты мой друг.
     Они разговаривали еще несколько минут, совсем тихо.  Мьетта  рассказала
Сильверу о дяде и двоюродном брате. Она очень боялась, что они  увидят,  как
он сидит здесь верхом на стене, Жюстен не даст ей проходу,  если  у  него  в
руках будет оружие против нее. Она говорила о  своих  опасениях  со  страхом
школьницы, повстречавшейся с подругой, с которой мать запретила ей водиться.
Сильвер понял одно, - ему не легко будет  встречаться  с  Мьеттой.  Это  его
огорчило. Все же он обещал ей, что больше не будет взбираться на стену.
     Они стали придумывать, где бы им увидеться, но Мьетта  вдруг  крикнула,
чтобы он поскорей уходил:  Жюстен  шел  по  двору,  направляясь  к  колодцу.
Сильвер живо  спрыгнул  со  стены  и,  очутившись  на  своем  дворике,  стал
прислушиваться, досадуя, что ему пришлось бежать. Через несколько  минут  он
отважился снова взобраться на стену и заглянуть в  усадьбу  Жа-Мейфрен,  но,
увидав, что Жюстен разговаривает с Мьеттой, быстро убрал голову.  На  другой
день ему не удалось  увидать  ее  даже  издали:  должно  быть,  она  кончила
работать в этой части огорода. Прошла неделя, а приятели так и не смогли об-
меняться ни единым словом. Сильвер был в отчаянии: он уже подумывал  о  том,
чтобы попросту пойти к Ребюфа и вызвать Мьетту.
     Общий колодец был довольно  велик,  но  не  слишком  глубок.  Края  его
образовывали широкий полукруг по обеим сторонам стены;  вода  была  всего  в
трех-четырех метрах от его края.  В  этой  спокойной  влаге  отражались  оба
отверстия колодца, два полумесяца, которые пересекала  черней  линией  тень,
отбрасываемая стеной. Наклонившись  над  колодцем,  можно  было  в  потемках
увидеть два зеркала необычайного блеска и чистоты.  Солнечным  утром,  когда
капли, стекающие с веревки,  не  возмущали  поверхности,  оба  зеркала,  оба
отражения неба светились в зеленоватой воде,  где  с  необычайной  четкостью
вырисовывалась листва плюща, вьющегося по стене над колодцем.
     Как-то раз поутру, выйдя за  водой  для  тети  Диды  и  ухватившись  за
веревку, Сильвер невзначай наклонился над колодцем. Он вздрогнул и замер  на
месте. Ему показалось, что в глубине колодца он видит лицо Мьетты, что  она,
улыбаясь,  смотрит  на  него.  Но  он  дернул  веревку,  возмутил  воду,   и
помутневшее  зеркало  уже  ничего  не  отражало.  Сильвер   подождал,   пока
успокоится вода; сердце у него билось, он  боялся  шелохнуться.  Мало-помалу
круги на воде стали расширяться, и перед ним  снова  возникло  видение.  Оно
дрожало,  колыхалось  на  поверхности,  и  движение  воды  придавало  чертам
какую-то призрачную прелесть. Наконец отражение установилось. Сильвер увидел
улыбающееся личико Мьетты, ее стан, ее цветной платок, белый лифчик и  синие
помочи. А во втором зеркале он увидел  себя.  Тогда,  догадавшись,  что  они
видят друг друга, оба стали кивать головой.  Некоторое  время  они  молчали.
Потом поздоровались:
     - Добрый день, Сильвер.
     - Добрый день, Мьетта.
     Непривычный звук голосов удивил  их.  В  этой  сырой  яме  они  звучали
приглушенно  и  необыкновенно  мягко.  Казалось,  они  доносятся   откуда-то
издалека, как по вечерам далекое пение с полей. Они  поняли,  что  расслышат
друг друга, даже если будут говорить шопотом.  Колодец  гудел  при  малейшем
шорохе.
     Облокотившись на каменную закраину и глядя друг  на  друга,  они  стали
беседовать. Мьетта рассказала ему все свои  огорчения  за  эту  неделю.  Она
работала на другом конце сада и могла приходить сюда только рано утром.  При
этом она сделала  недовольную  гримаску.  Сильвер  разглядел  ее  и  ответил
досадливым кивком головы. Они поверяли  друг  другу  свои  дела,  как  будто
сидели рядом, их мимика соответствовала их словам. Не беда, что их разделяет
стена, ведь они видят друг друга в таинственной глубине колодца.
     - Я знаю, - продолжала Мьетта, делая лукавое лицо, - что ты каждый день

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.