Случайный афоризм
Писатель - это человек, которому язык является как проблема и который ощущает глубину языка, а вовсе не его инструментальность или красоту. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

замелькали в быстрой игре. Синяя  холщовая  юбка  словно  выцвела,  отблески
заката сверкали на бронзовых руках. Наконец Сильверу стало неловко,  что  он
так долго задерживается, и он спустился со стены.
     Вечером Сильвер, захваченный  этим  приключением,  начал  расспрашивать
тетю Диду. Быть может, она знает, кто эта девочка Мьетта  с  такими  черными
глазами и таким алым ртом. Но с тех пор как тетя Дида переселилась в домик в
тупике св. Митра, она ни разу не заглядывала за стену  своего  дворика.  Эта
стена представлялась ей непреодолимой преградой, отрезавшей ее от  прошлого.
Она не знала, да и не желала знать, что творится теперь по ту сторону стены,
в бывших владениях Фуков, где она похоронила свою любовь, свое сердце,  свою
плоть. При первом же вопросе  Сильвера  она  взглянула  на  него  с  детским
испугом. Неужели он потревожит  пепел  угасших  дней,  неужели  заставит  ее
плакать, как ее сын Антуан?
     - Не знаю, - торопливо сказала она, - я теперь не  выхожу  из  дому,  я
никого не вижу.
     Сильвер с нетерпением ждал следующего дня. Придя на  работу,  он  завел
разговор с товарищами по мастерской. Он не  стал  рассказывать  им  о  своей
встрече с Мьеттой, но упомянул вскользь о девочке, которую  видел  издали  в
Жа-Мейфрене.
     - Э, да это Шантегрейль! - воскликнул один из рабочих.
     Сильверу больше не пришлось спрашивать, товарищи  сами  рассказали  ему
всю  историю  браконьера  Шантегрейля  и   его   дочери   Мьетты,   проявляя
бессмысленную злобу, с какой толпа всегда относится к отверженным.  Особенно
жестоко они отзывались о девочке. У них не было для  нее  другого  названия,
кроме как "дочь каторжника", как будто этого было достаточно,  чтобы  обречь
невинного ребенка на вечный позор.
     Каретник Виан, честный и добродушный человек, в конце концов прикрикнул
на них.
     - Замолчите вы, злые языки! - сказал  он,  швырнув  на  землю  оглоблю,
которую держал в руках. - Как вам не стыдно так нападать на ребенка! Я  знаю
эту девочку, она очень скромная на вид, и мне говорили, что она  никогда  не
отлынивает от дела и сейчас уже работает не хуже взрослой женщины. У нас тут
есть лодыри, которые ей и в подметки не годятся. Даст бог, она  найдет  себе
хорошего мужа и тот положит конец всем этим гнусным сплетням.
     Сильвер, потрясенный  шутками  и  руганью  рабочих,  при  словах  Виана
почувствовал, как слезы подступают у него к  глазам.  Но  он  не  сказал  ни
слова. Он схватил молот, лежавший возле него, и стал изо всех сил бить им по
ступице колеса.
     Вечером, возвратись из мастерской, Сильвер побежал к стене и  взобрался
на нее. Он застал Мьетту за тем же занятием, что и накануне. Он окликнул ее.
Она подошла, застенчиво улыбаясь, с прелестным  смущением  ребенка,  который
вырос, не зная ласки.
     - Тебя зовут Шантегрейль, да? - спросил он ее в упор. Она  отшатнулась,
перестала улыбаться, глаза ее потемнели,
     стали жесткими, засверкали недоверием. Значит, и он будет  обижать  ее,
как другие. Не отвечая, она отвернулась  от  него,  но  Сильвер,  пораженный
внезапной переменой в ее лице, быстро добавил:
     - Пожалуйста, не уходи... Я вовсе не хотел  тебя  огорчить...  Мне  так
много надо тебе сказать...
     Она подошла, но недоверчиво. Сильвер, решивший высказать  ей  все,  что
переполняло его сердце, молчал, не зная, с чего начать, боясь, как бы  снова
не задеть больного места.
     - Хочешь, будем друзьями? - сказал он взволнованно, вкладывая всю  душу
в эти слова.
     Удивленная  Мьетта  вскинула  на  него   глаза;   они   были   влажные,
улыбающиеся. Сильвер поспешно добавил:
     - Я знаю, что тебя обижают.  Надо  с  этим  покончить.  Теперь  я  буду
защищать тебя, ладно?
     Девочка просияла. Дружба, которую ей  предлагали,  спасет  ее  от  злых
мыслей, от затаенной ненависти. Но она покачала головой и сказала:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.