Случайный афоризм
Поэт всегда прав. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

при жизни тетки мало соприкасавшаяся с людьми, даже не понимала как  следует
значения этих слов.  Жюстен  объяснил  ей  все  и  по-своему  рассказал  про
убийство жандарма и про суд  над  Шантегрейлем.  Он  так  и  сыпал  ужасными
подробностями: каторжникам приковывают к ноге пушечное ядро; они работают по
пятнадцати часов в сутки; ни один не выживает. Нет ничего на свете  страшнее
каторги, - и, смакуя, он описывал все ее ужасы.
     Мьетта слушала, цепенея от страха, обливаясь  слезами.  Но  иногда  она
приходила в бешенство, и тогда Жюстен быстро отскакивал от нее, опасаясь  ее
сжатых кулаков. Он наслаждался этими жестокими  разоблачениями.  Когда  отец
набрасывался на девочку  из-за  какой-нибудь  мелочи,  Жюстен  принимал  его
сторону, радуясь, что может  безнаказанно  оскорблять  ее.  Если  же  Мьетта
пыталась оправдываться, он заявлял:
     - Будет тебе. Яблочко от яблони недалеко падает. Ты кончишь на каторге,
как твой отец.
     И Мьетта рыдала, глубоко уязвленная,  охваченная  стыдом,  не  в  силах
защитить себя.
     Она уже начинала превращаться во взрослую девушку. Она рано  созрела  и
переносила все издевательства с удивительной стойкостью.  Она  редко  падала
духом, да и то лишь  тогда,  когда  Жюстен  своими  оскорблениями  ранил  ее
врожденную гордость. Скоро Мьетта научилась без слез переносить  постоянные,
нападки дрянного мальчишки, а он хотя и дразнил ее, но с опаской, зная,  что
она может броситься на него с кулаками. Она заставляла его замолчать,  глядя
на него в упор. Не раз у нее являлся соблазн убежать из Жа-Мейфрена, не  она
отгоняла эту мысль из гордости, не желая признать себя побежденной. В  конце
концов она зарабатывает свой хлеб, она не из милости живет у Ребюфа,  -  это
сознание удовлетворяло ее  самолюбие.  И  она  оставалась  для  того,  чтобы
продолжать борьбу, напрягая все силы, живя постоянной мыслью  о  самозащите.
Мьетта  взяла  за  правило  молчать  и  делать,  свое  дело,  отвечая  немым
презрением на насмешки. Она понимала, что дяде выгодно ее держать  и  он  не
станет слушать наговоры Жюстена, который спит и видит, чтобы Мьетту  выгнали
из дому. Она бросала им вызов, не уходя по собственной воле.
     Долгие часы упрямого молчания  Мьетта  посвящала  странным  мечтам.  Ее
жизнь протекала за оградой Жа-Мейфрена, вдали от людей, и, подрастая, Мьетта
прониклась духом протеста, у нее образовались собственные взгляды  на  вещи,
от которых, наверное, пришли бы в ужас жители предместья.. Больше  всего  ее
занимала судьба отца. В ее памяти всплы= вали слова Жюстена. В конце  концов
она примирилась с мыслью, что отец совершил убийство. Она решила,  что  отец
правильно поступил, застрелив жандарма, который собирался  его  убить.  Один
землекоп, работавший в Жа-Мейфрене рассказал ей, как было дело, и с тех  пор
Мьетта, когда она изредка выходила из  дому,  даже  не  оборачивалась,  если
мальчишки кричали ей вслед - "Эй, ты, Шантегрейль!"
     Она лишь ускоряла шаг, стиснув зубы и гневно сверкая черными глазами. И
только придя домой  и  заперев  за  собой  калитку,  она  бросала  на  толпу
мальчишек один-единственный долгий взгляд. Она легко могла бы  ожесточиться,
проникнуться  дикой  злобой  отверженца,  если  бы  в  ней  по  временам  не
пробуждался ребенок. Ведь  ей  было  всего  одиннадцать  лет,  и  когда  она
по-детски предавалась горю, ей становилось легче. Она плакала, она стыдилась
отца, стыдилась самой себя. Чтобы выплакаться вволю, она забивалась в сарай,
понимая, что надо  скрывать  слезы,  иначе  ее  будут  мучить  еще  сильнее.
Наплакавшись досыта, она шла на кухню, умывалась холодной водой и  принимала
прежний замкнутый вид. Но Мьетта пряталась не только из страха;  сильная  не
по летам, она гордилась своей силой и не желала казаться ребенком. С  годами
она должна была бы озлобиться. Но ее спасло то, что она встретила  на  своем
пути ласку, в которой так нуждалась ее любящая натура.
     Колодец во дворе дома, где жили старуха  Дида  и  Сильвер,  принадлежал
двум смежным владениям. Стена Жа-Мейфрена перерезала его надвое. Раньше, еще
до того, как участок Фуков слился с соседней усадьбой, огородники  ежедневно
брали воду в этом колодце. Но он находился далеко от служб, и после  покупки
участка обитатели Жа-Мейфрена, у которых были другие, более удобные водоемы,
почти перестали им пользоваться. Зато по ту сторону стены ежедневно слышался

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.