Случайный афоризм
Чтобы были довольны твои читатели, не будь слишком доволен собой. Вольтер (Мари Франсуа Аруэ)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

хотелось компрометировать себя, и он пришел попрощаться с  ними,  забинтовав
руку, горько сетуя на проклятую рану, которая, мешает ему взяться за оружие.
В  толпе  он  повстречал  своего  брата  Паскаля,  который   нес   сумку   с
инструментами и походную аптечку. Доктор спокойно сообщил ему, что уходит  с
повстанцами. Аристид шепотом назвал его младенцем и стушевался, боясь, чтобы
ему не поручили охрану города, считая этот пост крайне опасным.
     Повстанцы не рассчитывали удержать Плассан.  В  городе  слишком  сильна
была реакция, чтобы можно было организовать хотя бы демократический комитет,
как это делалось в других  местах.  Они  бы  мирно  ушли,  если  бы  Маккар,
раззадоренный своей ненавистью, не вызвался поддерживать порядок в Плассане,
если ему дадут двадцать человек побойчее.  Ему  дали  двадцать  человек,  он
встал во главе своего отряда и отправился занимать мэрию. Колонна спустилась
по  проспекту  Совер  и  вышла  через  Большие  ворота,  оставляя  за  собой
молчаливые, пустынные улицы, по которым она  пронеслась  как  ураган.  Вдали
расстилались дороги, залитые луной. Мьетта не  захотела  опереться  на  руку
Сильвера; она шла бодро, решительно, держа обеими руками красное  знамя,  не
жалуясь на холод, от которого у нее посинели пальцы.
 
V 
 
     Вдали расстилались дороги, залитые луной.
     Отряд повстанцев продолжал свой героический поход в  холодном,  светлом
просторе полей. Эпопея, увлекшая за собой Сильвера и  Мьетту,  этих  больших
детей, жаждущих любви и свободы, священная, величавая, врывалась как вольный
ветер в низменные комедии Маккаров  и  Ругонов.  Громовый  голос  народа  по
временам гремел, заглушая болтовню желтого салона и разглагольствования дяди
Антуана. И фарс, пошлый, вульгарный фарс, превращался в великую историческую
драму.
     По выходе из Плассана повстанцы свернули на дорогу,  ведущую  в  Оршер.
Они рассчитывали прибыть в город часам к десяти утра. Дорога в Оршер  вьется
по течению Вьорны, вдоль высокого берега, огибая холмы, у  подножия  которых
протекает река. Слева долина расширяется, стелется огромным зеленым  ковром,
кое-где усеянным серыми пятнами деревень. Справа громоздятся мрачные вершины
Гарригского кряжа, каменные поля, ржавые, словно  опаленные  солнцем  утесы.
Широкая  грунтовая  дорога,  местами  переходящая  в  шоссе,  тянется  среди
огромных скал, между которыми на каждом  шагу  открывается  вид  на  долину.
Трудно представить себе нечто более дикое, более причудливо грандиозное, чем
эта дорога, высеченная в склоне горы. Эти места внушают  какой-то  священный
ужас, особенно ночью. В бледном свете луны повстанцы, казалось, проходили по
широкой улице  разрушенного  города,  среди  руин  гигантских  храмов;  луна
преображала утесы то в обломки колонн, то в упавшую капитель, то в  стену  с
таинственными портиками. В вышине дремали Гарригские горы, огромный  массив,
чуть тронутый  молочной  белизной,  подобный  городу  гигантов,  с  башнями,
обелисками, домами и террасами, закрывающими  полнеба;  а  внизу,  там,  где
лежала равнина, ширился океан рассеянного  света,  необъятный  простор,  где
стлался пеленою светящийся туман.  Повстанцам  чудилось,  что  они  идут  по
бесконечному  шоссе,  по   круговой   дороге,   проложенной   вдоль   берега
фосфоресцирующего моря и опоясывающей пределы неведомой страны.
     В ту ночь Вьорна глухо  ворчала  под  придорожными  скалами,  и  сквозь
неумолчный  рев  потока  повстанцы  различали  пронзительные  вопли  набата.
Деревни, разбросанные по равнине, по другую сторону реки,  поднимались  одна
за  другой,  били  тревогу,  зажигали  костры.  До  самого  утра  неустанный
погребальный звон колоколов сопровождал колонну, идущую сквозь ночь, и видно
было, как восстание пробегает по долине, словно  огонь  по  пороховой  нити.
Кровавые  огни  костров  пронизывали  тьму,  отдаленное   пение   доносилось
приглушенными раскатами, беспредельное пространство  утопало  в  серебристой
лунной мгле, смутно колыхалось, содрогаясь, как от внезапных порывов  гнева.
На всем пути картина оставалась неизменной.
     Люди  шли,  охваченные  лихорадочным  возбуждением;  парижские  события
зажгли сердца  республиканцев,  их  вдохновлял  вид  широкого  пространства,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.