Случайный афоризм
Хорошие стихи - это успех, плохие - стихийное бедствие. Гарри Симанович
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

терпит их: считается, что влюбленные не останавливаются в темных  углах,  не
присаживаются  в  глухих  закоулках  -  этого  достаточно?  чтобы  успокоить
встревоженное целомудрие; ведь на ходу можно только целоваться,  не  больше.
Бывает, что с девушкой стрясется беда, - значит, влюбленные где-то присели.
     По правде сказать, нет ничего очаровательнее этих любовных прогулок.  В
них выразилось  веселое,  изобретательное  воображение  юга.  Это  настоящий
маскарад, богатый мелкими радостями, доступный беднякам. Влюбленная  девушка
распахнет плащ, и вот готово убежище  для  любимого,  -  она  прячет  его  у
сердца, как мещаночка прячет любовника под кроватью или в  шкапу.  Запретный
плод становится особенно сладок: его вкушают на  свободе  среди  равнодушных
прохожих, на ходу, вдоль дороги. Влюбленные уверены в  том,  что  они  могут
безнаказанно обниматься на людях, проводить  весь  вечер,  прильнув  друг  к
другу, не боясь, что их  узнают  и  будут  указывать  на  них  пальцем.  Это
восхитительнее всего и  придает  волнующую  сладость  поцелуям.  Как  хорошо
превратиться в темную бесформенную фигуру,  не  отличимую  от  любой  другой
пары. Запоздавший прохожий видит, как мимо него движутся смутные силуэты,  -
это мелькнула любовь, и только,  любовь  безыменная,  любовь  угаданная,  но
неизвестная.   Влюбленные   знают,   что   они   спрятаны    надежно,    они
переговариваются шепотом, они у себя;, но чаще всего они ничего не  говорят,
бродят  целыми  часами,  счастливые  тем,  что  прижимаются  друг  к  другу,
окутанные одной тканью. В этом много чувственного  и  много  целомудренного.
Главный виновник - климат; он-то и приучил влюбленных скрываться в закоулках
предместья. В теплые летние ночи нельзя пройти по Плассану,  не  встретив  в
тени, у каждой стены, такую закутанную пару; в  иных  местах,  например,  на
площади св. Митра, этих темных домино очень много; в теплые ясные  ночи  они
проходят  медленно,  бесшумно,  чуть  задевая  друг  друга,  как  гости   на
призрачном балу,  который  дают  звезды,  празднуя  любовь  бедняков.  Когда
наступает жара и девушки уже не носят теплых плащей, они  прикрывают  дружка
широким подолом юбки. Зимой  даже  мороз  не  отпугивает  тех,  кто  влюблен
особенно сильно. Сильвер и Мьетта, идя  по  дороге  в  Ниццу,  и  не  думали
жаловаться на холодную декабрьскую ночь.
     Молодые люди прошли через  предместье,  не  обменявшись  ни  словом.  С
безмолвной радостью они вернулись к теплому очарованию объятья. Но в сердцах
у обоих затаилась печаль: к блаженству, которое они  испытывали,  прижимаясь
друг к другу, примешивалось мучительное предчувствие разлуки;  им  казалось,
что они никогда не исчерпают всей сладости и всей горечи молчания,  медленно
баюкавшего их шаг. Но  вот  дома  стали  реже;  влюбленные  дошли  до  конца
предместья,  до  ворот  Жа-Мейфрена  -  двух  толстых  столбов,  соединенных
решеткой, между прутьев которой виднелась длинная  аллея  тутовых  деревьев.
Проходя мимо ворот, Сильвер и Мьетта невольно бросили взгляд на усадьбу.
     От Жа-Мейфрена шоссе отлого спускается к равнине, по которой  протекает
Вьорна, - летом она похожа на ручеек, зимой же превращается в бурный  поток.
В те годы двойной ряд вязов выходил за пределы предместья, превращая  дорогу
в  великолепный  проспект,  который  перерезал  широкой  аллеей   гигантских
деревьев поля и тощие виноградники, покрывающие  склон.  В  эту  декабрьскую
ночь недавно вспаханные  поля  по  обе  стороны  дороги  казались  в  ясном,
холодном сиянии луны пластами сероватой ваты, приглушавшей звуки,  доносимые
ветром. Лишь глухое журчание Вьорны нарушало  беспредельный  покой  сельских
просторов.
     Когда молодые люди начали спускаться по аллее, мысли Мьетты вернулись к
Жа-Мейфрену, оставшемуся позади.
     - Сегодня уйти было трудно, - сказала  она.  -  Дядя  не  отпускал.  Он
заперся в погребе; наверно, деньги закапывал, потому что утром  всполошился,
когда услышал о том, что готовится.
     Сильвер еще нежнее обнял ее.
     - Ничего, - сказал он, - не  падай  духом.  Настанет  время,  когда  мы
открыто будем встречаться днем... Не огорчайся.
     Мьетта тряхнула головой.
     - Да, ты все надеешься... А мне порой так тоскливо бывает! И  вовсе  не
от тяжелой работы;  наоборот,  я  даже  рада,  когда  дядя  груб,  когда  он

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.