Случайный афоризм
Только о великом стоит думать, только большие задания должен ставить себе писатель: ставить смело, не смущаясь своими личными малыми силами. Александр Александрович Блок
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ну что ж, иди, - сказала она. - Не беспокойся обо мне. Да вымой руки.
     Он пошел быстрым шагом, растопырив пальцы, не догадываясь ополоснуть их
под колонками, мимо которых проходил. С того момента, как он почувствовал на
своей коже теплую кровь Ренгада, им овладела одна мысль: бежать к тете Диде,
вымыть руки у колодца на маленьком дворе. Ему казалось, что  только  там  он
сможет смыть эту кровь. В нем  вдруг  пробудилось  все  его  мирное,  нежное
детство; он чувствовал непреодолимую  потребность  спрятаться  в  бабушкиных
юбках, хотя бы на одну минуту. Он прибежал,  задыхаясь.  Тетя  Дида  еще  не
спала, и во всякое другое время это удивило бы Сильвера. Войдя в комнату, он
не сразу заметил своего дядю Ругона, сидевшего в углу на сундуке. Он не стал
дожидаться расспросов бедной старухи.
     - Бабушка, - быстро начал он, - прости  меня...  Я  ухожу  со  всеми...
видишь, я в крови... Я, кажется, убил жандарма.
     - Ты убил жандарма? - повторила тетя Дида каким-то странным голосом.
     Ее глаза вспыхнули ярким светом и впились в красные  пятна.  Вдруг  она
обернулась к камину.
     - Ружье взял ты? - спросила она. - Где ружье?
     Сильвер, который оставил карабин подле Мьетты, поклялся ей,  что  ружье
цело. В первый раз Аделаида в присутствии внука упомянула  о  контрабандисте
Маккаре.
     - Ты принесешь ружье? Обещай мне! - сказала она с неожиданной энергией.
- Это все, что мне осталось от него. Ты убил жандарма; а ведь его застрелили
жандармы.
     Она продолжала  пристально,  с  жестоким  удовлетворением  смотреть  на
Сильвера и, казалось, не  собиралась  удерживать  его.  Она  не  потребовала
никаких объяснений, не заплакала, как добрые бабушки, которым  при  малейшей
царапине кажется, что внук сейчас умрет. Она была во власти одной мысли и  в
конце концов высказала ее:
     - Ты убил жандарма из ружья? - с горячим любопытством спросила она.
     Сильвер, должно быть, не расслышал или не понял ее.
     - Да, - ответил он, - я пойду вымою руки.
     Только вернувшись от колодца, он увидел дядю. Пока  он  говорил,  Пьер,
бледнея, молча слушал его слова. В самом  деле  Фелисите  права,  его  родня
словно нарочно компрометирует его. Оказывается, теперь  его  племянник  убил
жандарма. Никогда ему не получить  места  сборщика,  если  этот  сумасшедший
увяжется за мятежниками. Пьер встал перед дверью, решив задержать его.
     - Послушайте, - сказал он Сильверу, удивленному его присутствием, - я -
глава семьи. Я запрещаю вам уходить из дома. Дело идет о вашей и моей чести.
Завтра я постараюсь переправить вас через границу.
     Сильвер пожал плечами.
     - Пропустите меня, - спокойно сказал он, - я не шпион. Я не скажу,  где
вы спрятались, можете быть спокойны.
     Ругон продолжал говорить о  семейной  чести  и  о  своих  правах  главы
семейства, но Сильвер перебил его:
     - Да разве я член вашей семьи?  Ведь  вы  всегда  отрекались  от  меня.
Сегодня вы пришли сюда, потому что струсили, потому что вы  чувствуете,  что
настал час расплаты.  Да  ну,  пустите!  Я-то  ведь  не  прячусь;  я  должен
выполнить свой долг.
     Ругон не шевелился. Тогда тетя Дида, которая в каком-то экстазе слушала
горячую речь Сильвера, положила сухую руку на плечо сына.
     - Пусти, Пьер, - сказала она, - мальчику надо идти.
     Юноша легонько оттолкнул дядю и выбежал на улицу. Ругон тщательно запер
за ним дверь и сказал матери голосом, в котором звучала злобная угроза:
     - Если с ним что-нибудь случится, пеняйте на себя. Сумасшедшая старуха,
вы сами не знаете, что вы сейчас натворили!
     Но Аделаида,  казалось,  не  слышала  его.  Она  подкинула  хворосту  в
угасающий огонь, бормоча с бледной улыбкой:
     - Уж я-то знаю! Он пропадал целые месяцы, а потом возвращался как ни  в
чем не бывало.
     Она, очевидно, говорила о Маккаре.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.