Случайный афоризм
Вся великая литература и искусство - пропаганда. Джордж Бернард Шоу
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

уши и научил бы вас уважать старших!
     Этого было достаточно, чтобы вызвать самые решительные действия. Долгий
гул прокатился по толпе, и она ринулась  к  дверям  мэрии.  Оторопевший  г-н
Гарсонне поспешил уйти с балкона, умоляя Сикардо быть благоразумнее, если он
не хочет, чтобы их  всех  перебили.  Не  прошло  и  двух  минут,  как  двери
подались, и толпа хлынула в мэрию; гвардейцев  быстро  обезоружили;  мэра  и
остальных  чиновников  арестовали.  Сикардо  отказался   отдать   шпагу,   и
начальнику отряда Тюлет, человеку большого хладнокровия,  пришлось  защищать
его от гнева мятежников. Когда ратуша оказалась  во  власти  республиканцев,
пленников отвели в маленькое кафе на Базарной площади  и  оставили  там  под
охраной.
     Отряды не должны были проходить через Плассан,  но  начальники  решили,
что людям необходимы пища и отдых. Вместо того чтобы сразу же занять главный
город департамента, колонна отклонилась влево, совершив нечто вроде широкого
обхода, что и погубило ее. Виной всему была  неопытность  и  непростительная
нерешительность   импровизированного   генерала,   командовавшего   отрядом.
Повстанцы направлялись к плоскогорью св. Рура, в десяти лье от  Плассана,  и
перспектива долгого перехода заставила их войти в город, несмотря на поздний
час - было уже около половины двенадцатого.
     Когда г-н Гарсонне узнал, что  армия  нуждается  в  продовольствии,  он
вызвался доставить припасы. В этих трудных обстоятельствах он проявил тонкое
понимание положения. Необходимо было во что бы то  ни  стало  накормить  три
тысячи  голодных  людей;  нельзя  допустить,  чтобы  горожане,  проснувшись,
увидали, что повстанцы сидят на тротуарах, вдоль улиц; если мятежники  уйдут
до рассвета, то они пройдут по спящему городу, как дурной сон,  как  кошмар,
который  рассеется  с  зарей.  Г-н  Гарсонне,  оставаясь  под   арестом,   в
сопровождении двух стражников отправился стучать в двери булочных и приказал
распределить между повстанцами все продукты, какие мог достать.
     К часу ночи три тысячи человек, сидя на земле, ели,  поставив  ружья  и
косы между ногами. Базарная площадь и площадь Ратуши превратились в огромные
столовые. Несмотря на пронизывающий холод, веселые  возгласы  проносились  в
толпе; отдельные группы людей  четко  вырисовывались  в  ярком  свете  луны.
Бедняги,  проголодавшись,  с  удовольствием  поедали  свои  порции,  дуя  на
окоченевшие пальцы; а из соседних улиц, где на белых порогах домов виднелись
неясные черные фигуры, долетали взрывы  смеха,  вырывавшиеся  из  темноты  и
терявшиеся в  общей  сутолоке.  Из  окон  высовывались  любопытные  женщины;
кумушки, повязанные фуляровыми платками, осмелев,  смотрели,  как  едят  эти
свирепые бунтовщики, как эти кровожадные убийцы ходят по очереди к базарному
насосу и пьют прямо из горсти.
     Пока толпа занимала ратушу, жандармерия, расположенная в двух шагах  от
нее, на улице Кекуэн, выходящей  на  крытый  рынок,  также  перешла  в  руки
народа. Жандармов захватили в  постели  и  обезоружили  в  несколько  минут.
Сильвера и Мьетту напором толпы отнесло в эту сторону. Девушку, которая  все
еще прижимала  к  груди  знамя,  притиснули  к  стене  казармы,  а  Сильвер,
увлеченный людским потоком,  проник  внутрь  здания.  Он  помогал  товарищам
вырывать у жандармов карабины,  которые  те  успели  схватить.  Разъяренный,
опьяненный общим порывом, он напал на высокого жандарма по  имени  Ренгад  и
несколько минут боролся с  ним.  Наконец  юноше  удалось  быстрым  движением
выхватить карабин. Ствол ружья сильно ударил Ренгада  в  лицо  и  вышиб  ему
правый  глаз.  Хлынула  кровь  и  обрызгала  руки  Сильвера,  который  сразу
отрезвел. Он взглянул на свои пальцы, - выронил  ружье  и  пустился  бежать,
потеряв голову, махая руками, чтобы стряхнуть с них кровь.
     - Ты ранен? - вскрикнула Мьетта.
     - Нет, нет, - ответил он сдавленным голосом, - я сейчас убил жандарма.
     - Он умер?
     - Не знаю, у него все лицо в крови. Уйдем поскорее!
     Он потащил ее за собой. Дойдя до рынка, он усадил девушку  на  каменную
скамью и сказал, чтобы она ждала его здесь. Он не сводил глаз со своих рук и
что-то бормотал. Мьетта поняла, наконец, из  его  бессвязных  слов,  что  он
хочет перед уходом попрощаться с бабушкой.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.