Случайный афоризм
Большая библиотека скорее рассеивает, чем получает читателя.Гораздо лучше ограничиться несколькими авторами, чем необдуманно читать многих. (Сенека Луций Анней (Младший))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

пробраться в город;  ему  поручено  было  отпереть  ворота,  чтобы  впустить
колонну. Сообщение вызвало взрыв торжества.  Маккар  пришел  в  исступление:
неожиданное приближение мятежников казалось ему особой милостью  провидения.
У него дрожали руки при мысли, что скоро он схватит Ругонов за горло.
     Антуан и его друзья быстро вышли из кафе. Скоро все республиканцы,  еще
остававшиеся в городе, собрались на проспекте Совер.  Именно  этот  отряд  и
повстречался Ругону, когда он бежал прятаться к матери. Когда они  дошли  до
улицы Банн, Маккар, шедший позади, остановил  четырех  товарищей;  это  были
дюжие, недалекие парни, которых он подавлял своими речами в кофейнях. Он без
труда убедил их, что необходимо сейчас же арестовать  врагов  Республики  во
избежание больших несчастий. По правде сказать, он боялся упустить  Пьера  в
суматохе, какую должно было вызвать прибытие повстанцев.  Четверо  верзил  с
детской покорностью последовали  за  ним  и  принялись  барабанить  в  двери
Ругонов. В этих критических обстоятельствах Фелисите проявила  поразительное
мужество. Она спустилась вниз и отперла парадную дверь.
     - Нам надо пройти к тебе, - грубо заявил Маккар.
     - Пожалуйста, входите,  господа,  -  ответила  Фелисите  с  иронической
любезностью, делая вид, что не узнает своего деверя.
     Поднявшись наверх, Маккар приказал ей позвать мужа.
     - Мужа нет дома, - отвечала она невозмутимо,  -  он  уехал  по  делу  с
марсельским дилижансом сегодня в шесть часов вечера.
     У Антуана  вырвался  жест  досады  при  этом  заявлении,  произнесенном
отчетливым, спокойным голосом. Он ворвался в  гостиную,  прошел  в  спальню,
разворотил постель, заглянул за  занавеси  и  под  стол.  Все  четыре  парня
помогали ему. Фелисите спокойно  уселась  на  диване  в  гостиной  и  начала
завязывать свои юбки, как будто ее застигли во время сна и она не успела как
следует одеться.
     - Этот трус в самом деле удрал, -  пробормотал  Маккар,  возвращаясь  в
гостиную.
     Но он продолжал подозрительно оглядываться. Он чувствовал, что Пьер  не
мог бросить дела в самый решительный момент. Он подошел к Фелисите,  которая
позевывала, сидя на диване.
     - Говори, куда спрятался твой муж, - сказал он. - Даю тебе  слово,  что
ему не причинят никакого вреда.
     - Я сказала правду, - нетерпеливо ответила она. - Как я могу выдать вам
мужа, когда его нет? Ведь вы же все осмотрели. Ну так оставьте меня в покое.
     Маккар, обозленный ее хладнокровием, наверное ударил бы ее,  но  в  это
время с улицы донесся глухой шум. Это колонна повстанцев  входила  на  улицу
Банн.
     Антуану пришлось покинуть желтую гостиную; он показал  невестке  кулак,
обозвал ее старой мерзавкой и обещал скоро вернуться. Спустившись  вниз,  он
отвел в сторону одного из своих спутников, землекопа по имени Кассут, самого
тупого из четырех, и приказал ему сидеть на крыльце и не двигаться  с  места
до нового приказа.
     - Приди и скажи мне, - сказал  Антуан,  -  если  эта  каналья  вернется
домой.
     Кассут грузно опустился на ступени. Стоя  на  тротуаре,  Маккар  поднял
глаза и увидел в окне желтой гостиной Фелисите;  облокотясь  на  подоконник,
она с любопытством смотрела на повстанцев, словно это был полк,  проходивший
с музыкой по  городу.  Ее  невозмутимое  спокойствие  окончательно  взорвало
Антуана; он готов был вернуться и вышвырнуть старуху на улицу.  Но,  овладев
собой, он последовал за отрядом, бормоча на ходу:
     - Так, так, любуйся на нас. Посмотрим, выйдешь ли ты на балкон завтра.
     Было около одиннадцати часов вечера,  когда  повстанцы  вошли  в  город
через Римские ворота. Остававшиеся в Плассане рабочие распахнули их настежь,
несмотря на протесты сторожа, - у него силой  отняли  ключи.  Всю  жизнь  он
ревниво относился к своим обязанностям и привык впускать  только  по  одному
человеку, да еще внимательно вглядевшись в него; теперь он совсем опешил при
виде этого потока людей; он шептал,  что  его  навеки  опозорили.  Во  главе
колонны по-прежнему шли плассанцы, ведя за собой остальных.  Мьетта  была  в

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.