Случайный афоризм
Книга так захватила его, что он захватил книгу. (Эмиль Кроткий)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

старый плут разражался обвинениями против  богачей,  которые  пьют  народную
кровь. Он впадал в благородное негодование, разоблачая господ нового города,
которые живут ничего не  делая  и  заставляют  бедняков  работать  на  себя.
Обрывки коммунистических идей, подхваченные из утренних газет,  чудовищно  и
нелепо искажались в его устах. Антуан говорил, что скоро придет пора,  когда
никому не надо будет работать. Но особенно яростно он ненавидел Ругонов. Эта
ненависть мешала ему переварить съеденную картошку.
     - Сегодня я видел, - говорил он, - как эта мерзавка  Фелисите  покупала
на рынке цыпленка... Они, видите ли, кушают цыплят, эти воры, которые украли
мое наследство!
     - Тетя Дида говорит, - возражал Сильвер, - что  дядя  Пьер  вам  помог,
когда вы вернулись с военной службы. Ведь он потратил большие деньги,  чтобы
вас одеть и снять вам помещение.
     -  Большие  деньги!  -  вопил  разъяренный  Маккар.  -   Твоя   бабушка
рехнулась... Эти разбойники распускают такие слухи, чтобы заткнуть мне  рот.
Ничего я не получал!
     Тут опять вмешивалась Фина, неосторожно напоминая мужу о  том,  что  он
получил двести франков да еще приличный костюм и  квартиру  на  год.  Антуан
приказывал ей замолчать и продолжал с еще большей злобой:
     - Двести франков. Подумаешь! Я хочу, чтобы мне отдали  сполна  то,  что
мне полагается, - все мои десять тысяч. Скажите на милость, загнали  меня  в
конуру, как собаку, кинули старый сюртук, который Пьер не мог больше носить,
- до того он был рваный и грязный!
     Он лгал, но, видя его гнев,  никто  не  решался  ему  перечить.  Потом,
обращаясь к Сильверу, он добавлял:
     - Ты еще так наивен, что защищаешь их. Они обобрали твою мать;  она  не
умерла бы, если бы у нее было на что лечиться.
     - Нет, дядя, вы не правы, - возражал молодой человек, - она  умерла  не
потому, что ее не лечили. И я знаю, что мой отец ни за что не взял бы  денег
от ее родных.
     - Довольно! Оставьте меня в покое. Твой отец взял бы деньги, как всякий
другой. Нас ограбили самым наглым образом. Мы должны вернуть свое добро.
     И Маккар в сотый раз повторял все тот же рассказ о  пятидесяти  тысячах
франков. Племянник,  знавший  его  наизусть  во  всех  вариантах,  слушал  с
нетерпением.
     - Если бы ты был мужчина, - говорил Антуан в заключение, - то пошел  бы
к Ругонам как-нибудь вместе со мной, и мы закатили бы им хороший скандал. Мы
не ушли бы от них без денег.
     Но Сильвер с серьезным видом решительно возражал:
     - Если эти негодяи ограбили нас, тем хуже  для  них.  Не  надо  мне  их
денег. Нет, дядя, не нам карать  нашу  собственную  семью.  Если  они  дурно
поступили, то настанет день, когда они будут жестоко наказаны.
     - Господи, что за младенец! - кричал дядя. - Когда сила будет на  нашей
стороне, я и сам сумею обделать свои дела. Ты думаешь,  богу  есть  дело  до
нас? Гнусная у нас семейка, нечего  и  говорить.  Если  я  буду  подыхать  с
голоду, ни один из этих подлецов не кинет мне корки хлеба.
     Эта  тема  была  неисчерпаемой.  Маккар  бередил  свои  раны,  терзаясь
бессильной завистью. Он приходил в бешенство при мысли, что он один из  всей
семьи ничего не добился и вынужден есть картошку, когда  у  других  вдосталь
мяса. Он перебирал поочередно всю родню, вплоть до племянников и  внуков,  и
для каждого у него находились обвинения и угрозы.
     - Да, да, - с горечью повторял он,  -  они  дадут  мне  подохнуть,  как
собаке.
     Иногда Жервеза, не поднимая головы и не прерывая работы, решалась робко
заметить:
     - Все-таки, папа, кузен Паскаль был очень добр к нам  в  прошлом  году,
когда ты болел,
     - Он лечил тебя и не взял  с  нас  ни  единого  су,  -  говорила  Фина,
поддерживая дочь, - и не раз оставлял мне пять франков тебе на бульон.
     - Паскаль! Он бы меня уморил, если бы не мое здоровье, - кричал Маккар.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.