Случайный афоризм
Писать - значит предоставлять другим заботу о завершенности твоего слова. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

самым недостойным образом; он ограбил мать, а теперь, когда она осталась без
гроша, стыдится ее. На эту тему  Антуан  мог  говорить  без  конца.  Сильвер
возмущался дядей Пьером к великому удовольствию Антуана.
     Всякий раз как молодой человек приходил к Маккарам, разыгрывалась  одна
и та же сцена. Сильвер являлся вечером, когда Маккары  обедали.  Недовольный
отец нехотя ел картофельное рагу, выбирая куски  сала  и  следя  глазами  за
блюдом, когда оно переходило в руки Жана или Жервезы.
     - Видишь, Сильвер, - говорил он  с  яростью,  которую  тщетно  старался
скрыть под видом иронического равнодушия, -  у  нас  опять  картошка,  вечно
картошка! Мы ничего другого не едим. Мясо - оно  для  богатых.  Разве  можно
свести концы с концами, когда у детей такой дьявольский аппетит?
     Жервеза и Жан сидели, опустив глаза, и не решались отрезать себе хлеба.
Сильвер, витавший в облаках, погруженный  в  мечты,  совершенно  не  понимал
положения вещей. Он спокойным голосом произносил слова, вызывавшие бурю:
     - Вам, дядя, следовало бы работать.
     - Да? - криво усмехался Маккар, задетый за живое. - Ты мне  предлагаешь
работать? Так, что ли? Для  того,  чтобы  проклятые  богачи  эксплоатировали
меня! Зарабатывать какие-нибудь жалкие двадцать су и ради этого портить себе
кровь! Очень нужно!
     - Каждый зарабатывает, сколько может,  -  отвечал  молодой  человек,  -
двадцать су - это двадцать су, это подмога в  доме.  Ведь  вы  же  отставной
солдат, почему бы вам не подыскать себе какую-нибудь службу?
     Тут  вмешивалась  Фина  с  неосторожностью,  в   которой   сама   потом
раскаивалась.
     - Ведь я ему каждый день об  этом  твержу,  -  вставляла  она.  -  Вот,
кстати, инспектору на рынке нужен помощник,  я  ему  говорила  про  мужа,  и
думаю, он согласился бы...
     Маккар останавливал ее убийственным взглядом.
     - Молчи, - рычал он, еле сдерживая бешенство. - Эти бабы сами не знают,
что говорят. Ведь меня все равно не возьмут, мои  убеждения  слишком  хорошо
известны.
     Всякий  раз  как  ему  предлагали  работу,  он  приходил   в   страшное
раздражение. Он сам постоянно просил подыскать ему какую-нибудь должность, а
потом  отказывался  от  всех  предложений  под  самыми  пустыми  предлогами.
Разговоры на такую тему приводили его в бешенство.
     Стоило Жану после обеда взять газету, как отец заявлял:
     - Иди-ка лучше спать. А то еще проспишь завтра и опять потеряешь  день.
Подумать только, этот мальчишка на прошлой неделе принес на  восемь  франков
меньше, чем следовало. Но я просил хозяина больше не выдавать ему  денег  на
руки. Я сам буду получать за него.
     Жан  шел  спать,  чтобы  не  слушать  попреков  отца.  Он  недолюбливал
Сильвера; политика казалась ему скучной, и  он  считал,  что  у  двоюродного
брата "не все дома". Оставались одни женщины, и если они,  убрав  со  стола,
начинали шепотом разговаривать между собой, Маккар кричал:
     - Эй вы, бездельницы! Неужели в доме  нет  никакой  починки?  Мы  ходим
оборванные. Послушай, Жервеза, я  заходил  к  твоей  хозяйке,  она  мне  все
рассказала. Оказывается, ты только и делаешь, что шляешься да отлыниваешь от
работы.
     Жервеза, взрослая девушка, двадцати с лишним лет, краснела оттого,  что
ее бранят при Сильвере. А ему, глядя  на  нее,  также  становилось  неловко.
Как-то вечером он пришел позже, чем обычно,  когда  дяди  не  было  дома,  и
застал мать с дочерью мертвецки пьяными перед пустой  бутылкой.  С  тех  пор
каждый раз, встречаясь со своей кузиной, он вспоминал эту постыдную картину:
девушку, смеющуюся грубым смехом, с жалким,  бледненьким  личиком,  покрытым
большими красными пятнами. Кроме того, его смущали дурные слухи, ходившие  о
ней. Он,  целомудренный  как  инок,  поглядывал  на  Жервезу  с  тем  робким
любопытством, с каким школьник смотрит на уличную девку.
     Женщины брались за иголку, и в то время как они портили глаза,  починяя
старые рубашки Маккара, он, развалившись на самом удобном  стуле,  потягивал
вино и курил с видом человека, наслаждающегося досугом. Наступал час,  когда

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.