Случайный афоризм
Перефразируя Ренара: очень известный в прошлом месяце писатель. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

своеобразной и яркой красоты. Когда Мьетта  смеялась,  запрокинув  голову  и
томно склоняя ее на правое плечо, она походила на  античную  вакханку  своей
грудью, трепещущей от  звонкого  смеха,  детскими  круглыми  щеками,  белыми
крупными  зубами,  кудрями,  которые  развевались  вокруг  головы  и  словно
украшали ее венком из виноградных лоз. Чтобы снова увидеть  в  ней  невинную
девочку, тринадцатилетнего ребенка, надо было  заметить,  как  чистосердечен
этот звучный ласкающий женский смех и, главное, разглядеть, как детски нежны
линии подбородка, как чисто и ясно ее чело. Загорелое лицо Мьетты в иные дни
отливало янтарем. - Легкий черный пушок уже  сейчас  оттенял  верхнюю  губу.
Грубая работа успела испортить маленькие руки, которые праздность  могла  бы
превратить в прелестные пухлые ручки буржуазной дамы.
     Мьетта и Сильвер долго сидели молча. Они угадывали тревожные мысли друг
друга. Вместе они погружались в страшную неизвестность  завтрашнего  дня,  и
все теснее становилось их объятие. Они проникали друг другу в самое  сердце;
оба молчали, чувствуя, что  жалоба,  высказанная  вслух,  была  бы  ненужной
жестокостью. Но Мьетта не могла больше сдерживаться; она задыхалась, и  все,
что волновало их обоих, выразила в нескольких словах:
     - Ты вернешься, правда? - шепнула она, обвив рукой его шею.
     Сильвер не отвечал, у него сжалось горло,  и,  боясь  расплакаться,  не
находя другого утешения, он поцеловал ее в щеку, как брат. Они  отодвинулись
друг от друга, и снова наступило молчание.
     Вдруг Мьетта вздрогнула. Она не опиралась больше на  плечо  Сильвера  и
почувствовала, что все ее тело застыло от холода. Еще вчера она  не  дрожала
бы в этом глухом углу, на этой  надгробной  плите,  где  они  в  покое,  под
защитой мертвецов, столько месяцев были счастливы своей любовью.
     - Как холодно, - сказала она, - накрывая голову капюшоном.
     - Давай походим, - предложил Сильвер, - еще нет  девяти,  пройдемся  по
дороге.
     Мьетта подумала, что  теперь  она  надолго  лишится  радости  свиданий,
вечерних разговоров, ради которых она жила весь день.
     - Хорошо, пойдем, - живо согласилась она, - мы можем дойти до мельницы.
Я готова хоть всю ночь проходить, только бы ты захотел.
     Они встали и вошли  в  тень  за  досками.  Мьетта  распахнула  плащ  на
ярко-красной подкладке, простеганной мелкими ромбами, и  накинула  на  плечи
Сильвера теплую широкую полу, прикрыв его целиком, приблизив, прижав к себе.
Они обнялись за талию и, слившись в единое существо, скрытое  под  складками
плаща, который скрадывал очертания  человеческого  тела,  медленно,  мелкими
шагами пошли  по  направлению  к  дороге,  безбоязненно  пересекая  площадь,
залитую бледным светом луны. Мьетта закутала Сильвера, и он принял  это  как
нечто вполне естественное, словно плащ каждый вечер служил им такую службу.
     Дорога в Ниццу, по обе стороны которой лежит предместье,  в  1851  году
была  обсажена  столетними  вязами,  древними  великанами,   еще   могучими,
источенными  временем,  исполинскими   деревьями;   недавно   муниципалитет,
любитель опрятности, вырубил их и заменил чахлыми платанами. Когда Сильвер и
Мьетта шли под вязами, чудовищные ветви которых луна вырисовывала на  земле,
им два или три раза повстречались  бесформенные  фигуры,  молча  двигавшиеся
вдоль домов. То были такие же, как они, влюбленные пары, закутанные в  кусок
ткани, укрывающие в тени свою любовь.
     В южных городах влюбленные издавна изобрели  такие  прогулки.  Парни  и
девушки,  которые  намерены  со  временем  пожениться,  а  покуда  не  прочь
поцеловаться, не знают, где бы  им  побыть  наедине,  не  подавая  повода  к
сплетням. Правда, родители предоставляют им полную свободу, но если  бы  они
вздумали снять комнату в городе и встречаться там, то  завтра  же  стали  бы
притчей всего края; с другой стороны, они  не  каждый  вечер  могут  уходить
далеко за город, в поля и луга.  И  вот  они  нашли  выход:  они  бродят  по
предместью, по пустырям, по аллеям, всюду, где мало прохожих и много  темных
закоулков. Все  местные  жители  знают  друг  друга  в  лицо,  и  потому  из
осторожности, чтобы стать неузнаваемыми, влюбленные скрываются под  широкими
плащами, - под таким плащом могло бы укрыться целое семейство.  Родители  не
возражают против этих  прогулок  во  мраке;  суровая  провинциальная  мораль

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.