Случайный афоризм
Когда б вы знали, из какого сора Растут стихи, не ведая стыда... Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Как-то раз Грану пришел к Ругонам в совершенной ярости.
     - Право же,  это  невыносимо!  -  закричал  он  еще  с  порога.  -  Вас
оскорбляют на каждому шагу!
     И, обращаясь к Пьеру, продолжал:
     - Сударь, если  имеешь  такого  брата,  как  ваш,  то  надо  как-нибудь
оградить от него общество... Я спокойно шел  по  площади  Супрефектуры,  как
вдруг этот негодяй, проходя мимо меня, пробормотал несколько слов, и я  ясно
расслышал, как он сказал: "старый плут".
     Фелисите побледнела и стала поспешно извиняться перед Грану; но тот  не
хотел ничего слышать и заявил, что уходит домой. Маркиз поспешил вмешаться.
     - Не может быть, - сказал он, - чтобы этот бродяга обозвал  вас  старым
плутом. Вы уверены, что оскорбление относилось именно к вам?
     Грану растерялся. В конце концов вполне возможно,  что  Антуан  сказал:
"Опять идешь к старому плуту".
     Маркиз де Карнаван потер рукой подбородок, скрывая невольную улыбку.
     Ругон с великолепным хладнокровием заметил:
     -  Я  сразу  же  подумал,  что  старый  плут  -  это  я.  Хорошо,   что
недоразумение разъяснилось. Прошу вас, господа, избегайте этого субъекта.  Я
от него решительно отрекаюсь.
     Но Фелисите не могла спокойно относиться к таким вещам. Она  болезненно
переживала каждую безобразную выходку Маккара; по ночам ее терзала  мысль  о
том, что думают о них все эти господа.
     За несколько месяцев до переворота Ругоны получили анонимное письмо,  -
три страницы грубейшей брани, - в котором их извещали, что  если  их  партия
победит, то в газете появится описание  скандальных  похождений  Аделаиды  и
кражи,  совершенной  Пьером,  когда  он  заставил  мать,   свихнувшуюся   от
развратной жизни, подписать расписку в получении пятидесяти  тысяч  франков.
Это письмо  ошеломило  Ругона,  как  удар  обухом  по  голове.  Фелисите  не
удержалась и попрекнула мужа его гнусной,  низкой  семьей,  ибо  супруги  ни
минуты не сомневались, что автор письма Антуан.
     - Надо во что бы то ни стало  отделаться  от  этой  канальи,  -  мрачно
сказал Пьер. - Это уже чересчур.
     Между тем Маккар, продолжая прежнюю тактику, начал вербовать  союзников
против Ругонов в их же семье. Сначала, читая грозные статьи  "Независимого",
он возлагал надежды на Аристида. Но  молодой  человек,  хотя  и  ослепленный
завистью и злобой, был не настолько глуп, чтобы связаться с таким субъектом,
как его дядюшка. Аристид не считал нужным общаться с ним и всегда держал его
на  почтительном  расстоянии,  вследствие  чего  Антуан  объявил  племянника
подозрительной личностью. В кабачках, где царил Антуан, утверждали даже, что
журналист - провокатор. Потерпев  здесь  поражение,  Маккар  решил  попытать
счастья у детей своей сестры Урсулы.
     Урсула  умерла  в  1839  году,  оправдав  мрачные  предсказания  брата.
Нервозность матери превратилась у  дочери  в  чахотку,  которая  мало-помалу
подточила ее. После Урсулы  осталось  трое  детей:  восемнадцатилетняя  дочь
Элен, которая вышла замуж за чиновника,  и  два  сына  -  старший,  Франсуа,
молодой человек двадцати трех лет,  и  младший,  Сильвер,  жалкое  маленькое
создание лет шести. Смерть обожаемой жены  поразила  Муре,  как  молния.  Он
протянул еще год, забросив дела, проживая скопленные деньги.  Однажды  утром
его нашли мертвым: он повесился в комнате, где еще хранились платья  Урсулы.
Старший  сын,  получивший   хорошее   коммерческое   образование,   поступил
приказчиком к своему дяде Ругону, вместо Аристида, который  к  тому  времени
уехал из дома.
     Несмотря  на  глубокую  ненависть  к  Маккарам,  Ругон  охотно   принял
племянника, так  как  знал  его  скромность  и  трудолюбие.  Ему  нужен  был
преданный человек, который помог  бы  поднять  дело.  К  тому  же  в  период
процветания  Муре  Пьер  проникся  уважением  к  семейству,  зарабатывавшему
хорошие деньги, и быстро  примирился  с  сестрой.  Возможно,  что,  принимая
Франсуа на службу, Пьер хотел как бы компенсировать его:  обобрав  мать,  он
избавлялся от угрызений совести, давая заработок сыну; у  мошенников  бывают
подобные сделки с совестью. Для Ругона это оказалось выгодным.  Он  нашел  в

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.