Случайный афоризм
Камин в клубе библиофилов растапливали бестселлерами. (Валерий Афонченко)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

расхаживая по улицам, нахально поглядывал, на  мелких  торговцев,  испуганно
стоявших у дверей своих давок; вид его ясно  говорил:  "Ну  что,  голубчики,
теперь на нашей  улице  праздник,  теперь  вы  у  нас  попляшете!"  Он  стал
невероятно нагл и до того вошел в  роль  завоевателя  и  деспота,  что  даже
перестал платить в кафе, а простак хозяин, дрожавший при виде его выпученных
глаз, не решался подать ему счет. Трудно сосчитать, сколько он за это  время
выпил чашек кофе; иногда он приглашал приятелей и целыми часами кричал,  что
народ умирает с голоду и что богачей надо заставить поделиться.  Сам  он  не
подал бы нищему и одного су.
     Но что окончательно превратило его в  яростного  республиканца,  -  это
надежда свести счеты с Ругонами, открыто вставшими на сторону  реакции.  Вот
будет торжество, если Пьер и Фелисите окажутся в его власти! Пусть  их  дела
неважны, но все же они превратились в буржуа, а он, Маккар, остался  простым
ремесленником. С этим он никак не мог примириться. К довершению обиды,  один
из их сыновей стал адвокатом, другой доктором, третий чиновником, между  тем
как его Жан работал столяром,  а  Жервеза  -  прачкой.  Когда  он  сравнивал
Маккаров с Ругонами, то ужасно стыдился еще и того,  что  его  жена  торгует
каштанами на рынке, а по вечерам чинит старые, засаленные стулья  для  всего
квартала. Ведь Пьер - его брат, почему же он имеет больше прав, чем  Антуан,
жить в свое удовольствие и получать  доходы?  Ведь  он  разыгрывает  важного
барина только благодаря деньгам, украденным у него,  Антуана.  Когда  Маккар
затрагивал эту тему, он весь кипел от негодования; он мог  бушевать  часами,
без конца повторяя все те же обвинения и заявления: "Если бы брат  был  там,
где ему место, то рантье был бы я, а не он".
     А когда его спрашивали, что это за место, он отвечал громовым  голосом:
"Каторга!"
     Его  ненависть  еще  усилилась,  когда  Ругоны  сплотили  вокруг   себя
консерваторов и приобрели в Плассане некоторое  влияние.  В  устах  кабацких
болтунов желтый салон превращался в разбойничий притон, в сборище  негодяев,
которые каждый вечер клялись на мечах погубить народ. Чтобы возбудить против
Пьера всех неимущих, Антуан распустил слух, что бывший торговец маслом вовсе
не так беден, как хочет казаться, но  что  он  скрывает  свои  богатства  из
жадности и страха перед ворами.  Он  старался  вызвать  возмущение  бедняков
самыми невероятными россказнями, в которые,  наконец,  начинал  верить  сам.
Правда, ему плохо удавалось скрыть свою  личную  обиду  и  жажду  мести  под
флагом чистого патриотизма, но  он  проявлял  столько  рвения,  он  был  так
громогласен, что никто не мог усомниться в его убеждениях.
     В сущности, все члены  этой  семьи  отличались  столь  же  зверскими  и
грубыми аппетитами. Фелисите понимала, что благородное возмущение Маккара не
что иное, как бессильная злоба, зависть и ожесточение, и охотно заплатила бы
ему за молчание. К несчастью, у нее не было денег, а вовлечь его  в  опасную
игру, затеянную мужем, она не  решалась.  Антуан  сильно  вредил  Ругонам  в
глазах рантье нового города. Достаточно было уже  одного  того,  что  он  их
родственник. Грану и Рудье постоянно едко попрекали Ругонов, что в их  семье
имеется подобная личность. И Фелисите с тревогой спрашивала себя, удастся ли
им когда-нибудь смыть с себя это пятно.
     Непристойно, недопустимо, чтобы в будущем у г-на Ругона был брат,  жена
которого торгует каштанами и который сам ведет праздную, распутную жизнь.  В
конце концов Фелисите стала опасаться за успех их тайного  предприятия,  ибо
Антуан делал все, чтобы скомпрометировать своих родных; когда ей  передавали
громовые речи, с которыми Антуан выступал против желтого салона, она дрожала
от страха, как бы он не зашел еще дальше и своими скандалами не разрушил все
их планы.
     Маккар отлично сознавал, как неприятны Ругонам его выходки, и с  каждым
днем высказывал все более и более свирепые взгляды только  для  того,  чтобы
вывести их из терпения. В кофейных он говорил про Пьера "мой  братец"  таким
тоном, что все  присутствующие  оборачивались;  на  улице,  при  встречах  с
реакционерами желтого салона, он бормотал ругательства, и почтенные  буржуа,
потрясенные его наглостью,  докладывали  об  этом  вечером  Ругонам,  видимо
считая их ответственными за неприятную встречу.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.