Случайный афоризм
Мы знаем о литературе всё, кроме одного: как ею наслаждаться. Дж.Хеллер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

наверное, обирал ее до самой своей смерти  и  оставил  своих  детей  нищими.
Несчастная слушала его с тупым видом. Крупные слезы катились  по  ее  щекам.
Она оправдывалась испуганно, точно ребенок,  отвечала  сыну,  как  на  суде,
клялась, что ведет себя вполне благопристойно, и  упорно  твердила,  что  не
получила ни единого су, что Пьер забрал все. Антуан  в  конце  концов  почти
поверил ей.
     - Какой подлец! - бормотал он. - Потому-то он и не выкупил меня.
     Антуану волей-неволей пришлось ночевать у матери на соломенном тюфяке в
углу. Он вернулся на родину с пустыми карманами, и его приводило в отчаяние,
что у нето нет ни кола ни двора, что он выброшен на мостовую, как  бездомная
собака, в то время как брат, казалось ему, обделывает крупные  дела,  ест  и
спит в свое удовольствие. Антуану  даже  не  на  что  было  купить  штатское
платье, и на следующий день  он  появился  в  форменных  брюках  и  кепи.  К
счастью, он разыскал в шкафу старую желтую бархатную  куртку,  изношенную  и
всю в заплатах, которая  когда-то  принадлежала  Маккару.  В  этом  странном
костюме он стал ходить по городу, рассказывая каждому свою историю и  взывая
о справедливости.
     Но люди, к которым он обращался, встретили его  таким  презрением,  что
Антуан заплакал от  обиды.  Провинция  беспощадна  к  семьям  с  запятнанным
именем. По общему мнению, Ругоны и Маккары вечно  грызлись  между  собой;  и
вместо того чтобы примирить, их натравливали друг на друга.  Впрочем,  Пьеру
отчасти уже удалось смыть с себя фамильное пятно. Его мошенничество казалось
забавным; нашлись люди, утверждавшие, что не беда, если он и  в  самом  деле
присвоил деньги, - это послужит уроком другим шелопаям.
     Антуан вернулся к матери совершенно подавленный. Адвокат, к которому он
обратился, сперва ловко выспросил,  есть  ли  у  него  деньги,  чтобы  вести
процесс, а потом с брезгливой гримасой  посоветовал  не  предавать  семейный
позор огласке. По его  словам,  дело  было  запутанное,  затяжное,  а  успех
сомнителен. К тому же нужны деньги, много денег.
     В тот вечер Антуан был  еще  грубее  с  матерью;  желая  на  ком-нибудь
сорвать злобу, он принялся за свои прежние обвинения; он до полуночи  терзал
несчастную женщину, дрожавшую от стыда и страха. Узнав от Аделаиды, что Пьер
дает ей на содержание, Антуан окончательно убедился в том, что брат присвоил
пятьдесят тысяч, но находил некоторое облегчение в утонченной жестокости,  с
какой притворялся, будто сомневается  в  этом.  Он  с  подозрительным  видом
допрашивал  мать,  как  будто  считал,  что  она  истратила   состояние   на
любовников.
     - Ведь отец у тебя был не один, - грубо сказал он наконец.
     При этом последнем  оскорблении  Аделаида,  шатаясь,  отошла  от  сына,
бросилась на сундук и проплакала всю ночь.
     Антуан скоро понял, что один, без денег,  он  не  в  силах  бороться  с
братом. Он попытался заинтересовать в этом деле Аделаиду;  жалоба,  поданная
от ее имени, могла бы иметь серьезные последствия. Но бедная женщина, обычно
такая  вялая  и  равнодушная,  при  первых  же  словах  Антуана   решительно
отказалась выступить против старшего сына.
     - Пусть я дурная женщина, - тихо сказала она, - и  ты  вправе  на  меня
сердиться. Но меня замучила бы совесть, если бы  я  довела  своего  сына  до
тюрьмы. Лучше уж убей меня.
     Антуан увидел, что ничего не добьется от нее,  кроме  слез,  и  добавил
только, что она наказана по заслугам и что ему ничуть ее не жалко. К  вечеру
с Аделаидой, потрясенной бесконечными сценами, случился ее  обычный  нервный
припадок; она лежала, окоченевшая, с открытыми глазами, как  покойница.  Сын
положил ее на кровать и, даже не расстегнув на ней платье,  принялся  шарить
по всему дому, не припрятаны ли у нее  где-нибудь  деньги.  Он  нашел  около
сорока франков, взял их и, оставив мать без признаков жизни, спокойно сел  в
дилижанс и уехал в Марсель.
     Ему пришло в голову, что Муре, шляпный мастер, женатый  на  его  сестре
Урсуле, наверное тоже возмущен мошенничеством Пьера и захочет получить  долю
жены. Но Муре не оправдал его ожиданий. Он заявил, что всегда считал  Урсулу
сиротой и ни за какие богатства не станет связываться с ее родней.  Дела  их

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.