Случайный афоризм
Признак строгого и сжатого стиля состоит в том, чтовы не можете выбросить ничего из произведения без вреда для него. Бенджамин Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

наверное, обирал ее до самой своей смерти  и  оставил  своих  детей  нищими.
Несчастная слушала его с тупым видом. Крупные слезы катились  по  ее  щекам.
Она оправдывалась испуганно, точно ребенок,  отвечала  сыну,  как  на  суде,
клялась, что ведет себя вполне благопристойно, и  упорно  твердила,  что  не
получила ни единого су, что Пьер забрал все. Антуан  в  конце  концов  почти
поверил ей.
     - Какой подлец! - бормотал он. - Потому-то он и не выкупил меня.
     Антуану волей-неволей пришлось ночевать у матери на соломенном тюфяке в
углу. Он вернулся на родину с пустыми карманами, и его приводило в отчаяние,
что у нето нет ни кола ни двора, что он выброшен на мостовую, как  бездомная
собака, в то время как брат, казалось ему, обделывает крупные  дела,  ест  и
спит в свое удовольствие. Антуану  даже  не  на  что  было  купить  штатское
платье, и на следующий день  он  появился  в  форменных  брюках  и  кепи.  К
счастью, он разыскал в шкафу старую желтую бархатную  куртку,  изношенную  и
всю в заплатах, которая  когда-то  принадлежала  Маккару.  В  этом  странном
костюме он стал ходить по городу, рассказывая каждому свою историю и  взывая
о справедливости.
     Но люди, к которым он обращался, встретили его  таким  презрением,  что
Антуан заплакал от  обиды.  Провинция  беспощадна  к  семьям  с  запятнанным
именем. По общему мнению, Ругоны и Маккары вечно  грызлись  между  собой;  и
вместо того чтобы примирить, их натравливали друг на друга.  Впрочем,  Пьеру
отчасти уже удалось смыть с себя фамильное пятно. Его мошенничество казалось
забавным; нашлись люди, утверждавшие, что не беда, если он и  в  самом  деле
присвоил деньги, - это послужит уроком другим шелопаям.
     Антуан вернулся к матери совершенно подавленный. Адвокат, к которому он
обратился, сперва ловко выспросил,  есть  ли  у  него  деньги,  чтобы  вести
процесс, а потом с брезгливой гримасой  посоветовал  не  предавать  семейный
позор огласке. По его  словам,  дело  было  запутанное,  затяжное,  а  успех
сомнителен. К тому же нужны деньги, много денег.
     В тот вечер Антуан был  еще  грубее  с  матерью;  желая  на  ком-нибудь
сорвать злобу, он принялся за свои прежние обвинения; он до полуночи  терзал
несчастную женщину, дрожавшую от стыда и страха. Узнав от Аделаиды, что Пьер
дает ей на содержание, Антуан окончательно убедился в том, что брат присвоил
пятьдесят тысяч, но находил некоторое облегчение в утонченной жестокости,  с
какой притворялся, будто сомневается  в  этом.  Он  с  подозрительным  видом
допрашивал  мать,  как  будто  считал,  что  она  истратила   состояние   на
любовников.
     - Ведь отец у тебя был не один, - грубо сказал он наконец.
     При этом последнем  оскорблении  Аделаида,  шатаясь,  отошла  от  сына,
бросилась на сундук и проплакала всю ночь.
     Антуан скоро понял, что один, без денег,  он  не  в  силах  бороться  с
братом. Он попытался заинтересовать в этом деле Аделаиду;  жалоба,  поданная
от ее имени, могла бы иметь серьезные последствия. Но бедная женщина, обычно
такая  вялая  и  равнодушная,  при  первых  же  словах  Антуана   решительно
отказалась выступить против старшего сына.
     - Пусть я дурная женщина, - тихо сказала она, - и  ты  вправе  на  меня
сердиться. Но меня замучила бы совесть, если бы  я  довела  своего  сына  до
тюрьмы. Лучше уж убей меня.
     Антуан увидел, что ничего не добьется от нее,  кроме  слез,  и  добавил
только, что она наказана по заслугам и что ему ничуть ее не жалко. К  вечеру
с Аделаидой, потрясенной бесконечными сценами, случился ее  обычный  нервный
припадок; она лежала, окоченевшая, с открытыми глазами, как  покойница.  Сын
положил ее на кровать и, даже не расстегнув на ней платье,  принялся  шарить
по всему дому, не припрятаны ли у нее  где-нибудь  деньги.  Он  нашел  около
сорока франков, взял их и, оставив мать без признаков жизни, спокойно сел  в
дилижанс и уехал в Марсель.
     Ему пришло в голову, что Муре, шляпный мастер, женатый  на  его  сестре
Урсуле, наверное тоже возмущен мошенничеством Пьера и захочет получить  долю
жены. Но Муре не оправдал его ожиданий. Он заявил, что всегда считал  Урсулу
сиротой и ни за какие богатства не станет связываться с ее родней.  Дела  их

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.