Случайный афоризм
Что за наслаждение находится в хорошей библиотеке.Смотреть на книги - и то уже счастье. (Чарльз Лэм)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вести   все   то   же   тупое,   солдатское   существование.    Эта    жизнь
благоприятствовала пышному расцвету  его  природных  порочных  наклонностей.
Лень, пьянство, навлекавшее на него постоянные взыскания, он возвел в культ.
Но гнуснее всего в этом негодяе было его явное презрение к беднякам, которые
в поте лица зарабатывают себе на пропитание.
     - У меня дома есть деньжата, - говаривал он товарищам. - Отслужу срок и
заживу буржуем.
     Это убеждение и глубокое невежество помешали Антуану  дослужиться  хотя
бы до чина капрала.
     За все это время он ни разу не приезжал на побывку в Плассан,  так  как
Пьер всегда находил какой-нибудь предлог, чтобы держать его в  отдалении.  И
потому Антуан совершенно не  подозревал  о  том,  как  ловко  Пьер  завладел
состоянием матери. Аделаида, равнодушная ко всему на свете, не написала  ему
за эти годы и трех писем, хотя бы для того, чтобы сообщить о своем здоровье.
Молчание, которым обычно встречались его постоянные просьбы  о  деньгах,  не
внушало Антуану подозрений. Зная жадность Пьера, он понимал, почему с  таким
трудом удается время  от  времени  выклянчить  у  него  какие-нибудь  жалкие
двадцать франков. Разумеется, это еще больше  озлобляло  его  против  брата,
который предоставил ему томиться на военной службе,  несмотря  на  все  свои
обещания. Антуан поклялся,  что,  вернувшись  домой,  не  будет  больше  как
мальчишка повиноваться во всем  брату,  а  решительно  потребует  свою  долю
наследства и заживет как ему нравится. В дилижансе, увозившем его на родину,
он мечтал о блаженной, ленивой жизни. Тем ужаснее было крушение его  надежд.
Вернувшись в предместье и не найдя участка Фуков, Антуан был  потрясен.  Ему
пришлось узнавать новый адрес матери. В доме Аделаиды  разыгралась  страшная
сцена. Аделаида спокойно рассказала Антуану о продаже участка. Он  пришел  в
ярость, даже замахнулся на нее.
     Несчастная женщина растерянно повторяла:
     - Твой брат все забрал. Он позаботится о тебе, мы с ним так условились.
     Антуан, наконец, ушел от нее и побежал к  Пьеру,  которого  известил  о
своем приезде; тот приготовился к встрече, решив навсегда порвать  с  братом
при первой же грубой выходке.
     - Послушайте, - сказал торговец маслом, демонстративно избегая прежнего
"ты", - не раздражайте меня, а не то я вас выгоню вон. В конце концов я  вас
знать не знаю. У нас даже разные фамилии. С меня достаточно и того, что мать
была дурного поведения; не хватает еще, чтобы ее незаконные дети  оскорбляли
меня. Я был расположен к вам, но раз вы себя так нагло ведете, я  не  сделаю
для вас ничего, ровно ничего.
     Антуан чуть не задохнулся от бешенства.
     - А мои деньги? - кричал он. - Вор, отдай мне деньги,  или  я  подам  в
суд!
     Пьер пожал плечами.
     -  У  меня  нет  ваших  денег,  -  ответил  он  невозмутимо.   -   Мать
распорядилась своим состоянием, как сочла нужным. Я не намерен вмешиваться в
ее дела. Я добровольно отказался от всяких видов на наследство,  и  меня  не
задевают ваши грязные обвинения.
     Антуан, сбитый с толку  его  хладнокровием,  начал  даже  заикаться  от
бешенства и уже не знал,  чему  верить;  тогда  Пьер  показал  ему  расписку
Аделаиды. Прочитав ее, Антуан совсем пал духом.
     - Хорошо, - сказал он почти спокойно, - теперь я знаю, что мне делать.
     Но, по  правде  сказать,  он  совершенно  не  знал,  на  что  решиться.
Сознание, что он бессилен что-нибудь предпринять, чтобы вернуть свою долю  и
отомстить за себя, еще больше раздражало его. Он вернулся к матери и подверг
ее позорному допросу. Но бедная женщина продолжала ссылаться на Пьера.
     - Что же, вы думаете, - нагло кричал Антуан, - я так и буду бегать взад
и вперед. Уж я разузнаю, кто из вас припрятал деньги. Или,  может  быть,  ты
уже все промотала?
     И, намекая на ее прошлое, он начал расспрашивать мать,  нет  ли  у  нее
какого-нибудь мерзавца-любовника, которому она отдает последние гроши. Он не
пощадил даже памяти  отца,  пьяницы  Маккара,  как  он  выразился,  который,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.