Случайный афоризм
Стихи никогда не доказывали ничего другого, кроме большего или меньшего таланта их сочинителя. Федор Иванович Тютчев
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Он уже взялся за ручку двери, но Ругон удержал его.
     - Послушайте, Сикардо...
     И он увлек его в сторону, заметив, что Вюйе  насторожил  свои  огромные
уши. Потом он шопотом объяснил майору, что  необходимо  оставить  в  резерве
хоть  немного  людей,  чтобы  восстановить  порядок  в  городе  после  ухода
повстанцев. И так как свирепый вояка упрямился,  отказываясь  покинуть  свой
пост, то Пьер вызвался встать во главе резерва.
     - Дайте мне ключ от сарая, где хранятся ружья и патроны, - сказал он, -
и прикажите, чтобы человек пятьдесят наших были наготове.
     Сикардо согласился, наконец, на эти меры  предосторожности.  Он  вручил
Пьеру ключ от сарая, конечно, и сам понимая, что  сопротивление  бесполезно,
но все же считая своим долгом рискнуть собой.
     Во время этих переговоров маркиз с лукавым видом шепнул несколько  слов
на ухо Фелисите. Должно быть,  он  поздравлял  ее  с  мастерски  разыгранной
сценой. Старуха не могла скрыть улыбки. Когда  Сикардо,  собираясь  уходить,
пожал руку Ругону, она спросила его с убитым видом:
     - Так вы решительно нас покидаете?
     - Старый наполеоновский солдат никогда  не  отступит  перед  чернью,  -
ответил он.
     Он был уже на площадке лестницы, когда Грану кинулся за ним.
     - Если вы идете в мэрию, то предупредите мэра о том, что происходит.  А
я пойду успокою жену.
     Фелисите, в свою очередь, нагнулась к уху маркиза и прошептала с тайной
радостью:
     - Честное слово, мне хочется, чтобы майора арестовали. У  него  слишком
много пыла.
     Между тем Ругон проводил Грану обратно в гостиную. Рудье, следивший  из
своего угла за  всей  сценой  и  одобрявший  энергичными  жестами  все  меры
предосторожности, присоединился к ним. Когда  маркиз  и  Вюйе  поднялись  со
своих мест, Пьер сказал:
     - Здесь остались одни мирные люди, так вот что я  предлагаю:  надо  нам
всем спрятаться, чтобы избежать ареста и быть на свободе, когда  сила  опять
окажется на нашей стороне.
     Грану готов был обнять его. Рудье и Вюйе вздохнули свободнее.
     - Вы скоро  понадобитесь  мне,  господа,  -  важно  продолжал  торговец
маслом, - нам выпадет честь восстановить порядок в Плассане.
     - Рассчитывайте на нас! - воскликнул Вюйе с воодушевлением,  испугавшим
Фелисите.
     Но время шло. Странные защитники  Плассана,  которые  прятались,  чтобы
лучше защитить город, спешили каждый укрыться в свою нору. Оставшись наедине
с женой, Пьер посоветовал ей не баррикадироваться, но  если  к  ней  придут,
отвечать, что муж ненадолго уехал. А так как Фелисите  разыгрывала  из  себя
дурочку, притворяясь, что ей страшно, и спрашивала, чем все это кончится, он
резко сказал:
     - Не твое дело: предоставь мне одному вести наши  дела.  Они  от  этого
только выиграют.
     Через минуту он уже быстро шел по улице Банн. Дойдя до проспекта Созер,
он увидел, что из старого квартала с пением марсельезы вышел отряд рабочих.
     "Чорт возьми! - подумал он. - Еле успел! В городе восстание!"
     Ускорив шаг, он направился к Римским воротам. Пока сторож  медленно  их
отпирал, Пьер обливался холодным потом. Пройдя несколько шагов по дороге, он
увидел в лунном сиянии, на другом конце предместья, колонну  повстанцев;  их
ружья поблескивали в серебристых лучах луны. Пьер со  всех  ног  пустился  к
тупику св. Митра и прибежал к матери, у которой не бывал уже много лет.
 
IV 
 
     Антуан Маккар вернулся в Плассан  после  падения  Наполеона.  Благодаря
особой  удаче  ему  не  пришлось  участвовать  ни  в  одном   из   последних
смертоносных походов императора. Он перекочевывал из роты в роту,  продолжая

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.