Случайный афоризм
Поэт всегда прав. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Но если Ругоны в душе встревожились, услышав о решимости г-на Гарсонне,
то они ядовито насмехались над супрефектом, бегство  которого  открывало  им
поле действия. В этот знаменательный вечер  постановлено  было,  что  группа
желтого салона одобряет государственный  переворот  и  открыто  приветствует
совершившиеся события. Вюйе  поручили  немедленно  написать  соответствующую
статью для следующего номера газеты. Ни он, ни  маркиз  не  возражали.  Они,
очевидно, успели уже получить инструкции от  таинственных  особ,  о  которых
изредка упоминали с таким благоговением. Духовенство и дворянство покорились
необходимости и решили поддерживать победителей, лишь бы  уничтожить  общего
врага - Республику.
     В тот же вечер, в то время как желтый салон обсуждал  события,  Аристид
от страха обливался холодным потом. Наверное, ни один игрок, ставя на  карту
последний золотой, не испытывал такого волнения. Днем  отставка  супрефекта,
его начальника, заставила Аристида сильно призадуматься. Он слышал, как  тот
несколько раз повторял, что государственный переворот  обречен  на  неудачу.
Этот  ограниченный,  но  честный  чиновник  верил   в   конечное   торжество
демократии, хотя у него и не хватало мужества содействовать этому торжеству,
оказывая перевороту сопротивление. Аристид имел обыкновение  подслушивать  у
дверей супрефекта, чтобы быть в курсе событий; он чувствовал, что  бродит  в
потемках,  и  цеплялся  за  новости,  украденные  у  администрации.   Мнение
супрефекта поразило его; он был в крайнем недоумении. Он думал:  "Почему  же
он уходит, если так уверен в непрочности принца-президента?"  Но  необходимо
было принять какое-нибудь решение,  и  Аристид  счел  за  лучшее  продолжать
придерживаться   оппозиции.   Он   написал   статью,   направленную   против
государственного  переворота,  и  в  тот  же  вечер  отнес  ее  в   редакцию
"Независимого" для утреннего номера. Выправив корректуру, он возвращался до-
мой, почти успокоенный, как вдруг, проходя по улице Банн, машинально  поднял
голову и увидел окна Ругонов. Окна были ярко освещены.
     "Что  это  они  там  затевают?"  -  подумал   журналист   с   тревожным
любопытством.
     У  него  появилось  непреодолимое  желание  узнать,  как  желтый  салон
относится к последним событиям. Правда,  Аристид  был  невысокого  мнения  о
мудрости реакционной группы, но сейчас у него снова  возникли  сомнения;  он
был в таком настроении, когда человек готов спросить совета у четырехлетнего
ребенка. Он не мог думать о том, чтобы явиться  к  отцу  после  той  травли,
какую он вел против Грану и остальных.  Все  же  он  поднялся  по  лестнице,
представляя себе, какой  у  него  будет  нелепый  вид,  если  его  застигнут
врасплох. Но из-за дверей Ругонов доносился только неясный гул голосов.
     "Что за ребячество! - подумал Аристид. - Я совсем одурел от страха".
     Он хотел было повернуть обратно, как вдруг услышал,  что  мать  кого-то
провожает. Он еле успел спрятаться в темном углу за  лестницей,  ведущей  на
чердак. Дверь отворилась: появился маркиз и за ним Фелисите. Г-н де Карнаван
всегда уходил раньше, чем рантье нового города, вероятно, для того, чтобы не
подавать им руки на улице.
     - Ну, деточка, - сказал он, выходя на площадку и понижая голос,  -  они
еще трусливее, чем я думал. С такими людьми Франция всегда окажется в  руках
того, кто дерзнет ею завладеть.
     И с горечью добавил, как бы про себя:
     -  Нет,  монархия  слишком  благородна  для  нашего  времени.  Ее  пора
миновала.
     - Эжен написал отцу и предупредил его, - сказала Фелисите, - он  уверен
в победе принца Луи.
     - Действуйте, - ответил маркиз и начал спускаться по лестнице. -  Через
два-три дня весь край будет связан по рукам и ногам. До завтра, деточка.
     Фелисите захлопнула дверь. У Аристида,  притаившегося  в  темном  углу,
закружилась голова. Не дожидаясь, пока маркиз выйдет на улицу, он сбежал  по
лестнице, перепрыгивая через несколько ступеней, и как сумасшедший  помчался
в типографию "Независимого". Мысли вихрем кружились в  его  голове.  Он  был
взбешен, он обвинял своих родных в том, что  они  обманули  его.  Как!  Эжен
держал родителей в курсе дела, и мать ни разу не показала ему писем старшего

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.