Случайный афоризм
Очень трудно писать то, что является исключительно вашим изобретением, оставаясь при этом верным другому тексту, который вы анализируете. Жак Деррида
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Законодательное  собрание,  долетали  до  провинции  в  преувеличенном  или,
наоборот,  преуменьшенном  виде,  до  того  искаженные,   что   даже   самые
проницательные политики блуждали, как в потемках. Но  все  чувствовали,  что
близится развязка. И так как никто не знал, какова будет  эта  развязка,  то
трусливые обыватели находились в тревожном недоумении. Они ждали конца.  Они
страдали от  неизвестности  и  готовы  были  приветствовать  хоть  турецкого
султана, если бы султан соблаговолил "избавить Францию от анархии".
     Улыбка маркиза становилась все загадочнее. По вечерам в желтом  салоне,
когда бормотанье Грану  от  страха  делалось  совершенно  нечленораздельным,
маркиз подходил к Фелисите и шептал ей на ухо:
     - Ну, деточка, плод созрел... Покажите себя, будьте полезны.
     Фелисите, которая продолжала читать письма Эжена и знала,  что  кризиса
можно ждать со дня на день, сама понимала, как важно "быть  полезными";  она
только  не  могла  решить,  как  за  это  взяться   Ругонам.   Наконец   она
посоветовалась с маркизом.
     - Все зависит от обстоятельств, - ответил старик. - Если в департаменте
все будет спокойно, если в Плассане не разразится восстание, то  вам  трудно
будет выделиться и проявить преданность новому правительству. В таком случае
мой совет вам: сидите дома и спокойно ждите благодеяний вашего  сына  Эжена.
Но если народ восстанет и наши бравые буржуа почувствуют себя  в  опасности,
вы сможете сыграть очень и очень выигрышную роль. Правда, твой муж несколько
неповоротлив...
     - Ничего, - сказала Фелисите, - я берусь  его  расшевелить.  А  как  вы
думаете, департамент восстанет?
     - По-моему, это неизбежно. Возможно, что в Плассане все будет спокойно,
здесь слишком сильна реакция. Но в соседних городах,  в  местечках  и  селах
давно уже ведут работу тайные общества, и  все  они  принадлежат  к  крайней
республиканской партии. Если произойдет переворот,  то  набат  прозвучит  по
всему краю, от лесов Сейльи до плоскогорья Святого Рура.
     Фелисите собиралась с мыслями.
     - Так, значит, - продолжала она, - вы полагаете, что  только  восстание
может упрочить наше будущее?
     - Я в этом убежден, - ответил маркиз де Карнаван.
     И добавил с легкой иронической усмешкой:
     - Новую династию можно  основать  только  с  боя.  Кровь  -  прекрасное
удобрение. Хорошо будет, если Ругоны, как многие  знатные  фамилии,  поведут
свою родословную от какой-нибудь резни.
     От этих слов и сопровождавшей их улыбки у Фелисите  мороз  пробежал  по
коже. Но она была умная женщина, и вид прекрасных  занавесей  г-на  Пейрота,
которые она благоговейно созерцала по утрам,  поддерживал  в  ней  мужество.
Когда она чувствовала, что слабеет, то подходила к окну и  смотрела  на  дом
сборщика. Это  было  ее  Тюильри  {Тюильри  -  дворец  в  Париже,  старинная
резиденция французских королей, уступившая место Версалю.}. Она готова  была
на все, лишь бы попасть в новый город, в эту обетованную  землю,  на  пороге
которой она томилась столько лет.
     Разговор с маркизом помог  ей  окончательно  уяснить  положение  вещей.
Через несколько  дней  ей  удалось  прочесть  новое  письмо  Эжена:  наемник
государственного переворота, по-видимому,  тоже  рассчитывал  на  восстание,
чтобы прославить отца. Эжен хорошо знал свой  департамент.  Все  его  советы
сводились к тому,  чтобы  реакционеры  желтого  салона  распространили  свое
влияние возможно шире; тогда в критический момент Ругоны  овладеют  городом.
Его указания были выполнены, и к ноябрю 1851 года желтый салон  стал  главой
Плассана:  Рудье  был  представителем  богатой  буржуазии;  его   поведение,
несомненно, должно было послужить примером для всего  нового  города;  Грану
был еще ценнее - за ним стоял муниципальный совет, - то, что Грану был одним
из самых влиятельных его членов, позволяло судить об остальных. И,  наконец,
в лице  майора  Сикардо,  которого  маркизу  удалось  назначить  начальником
национальной гвардии, желтый салон располагал вооруженной силой. Ругозы, эти
нищие с дурной репутацией, сумели, в конце концов, собрать вокруг  себя  все
необходимые орудия своего будущего благополучия. Каждый, по глупости или  из

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.