Случайный афоризм
Чтобы были довольны твои читатели, не будь слишком доволен собой. Вольтер (Мари Франсуа Аруэ)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

бы приобрести практику в хорошем обществе. Ну, хотя бы приходи по вечерам  в
наш салон. Ты познакомишься с господами Рудье, Грану, Сикардо. Это все  люди
солидные, они платят  по  четыре-пять  франков  за  визит.  От  бедняков  не
очень-то разбогатеешь.
     Стремление к успеху, к обогащению всей семьи превратилось у Фелисите  в
настоящую манию. Чтобы не огорчать мать, Паскаль провел несколько вечеров  в
желтом салоне. Против  ожидания  ему  не  было  скучно.  В  первый  раз  его
поразило, до какой степени тупости может дойти  нормальный  человек.  Бывшие
торговцы маслом и миндалем, и даже маркиз и майор, казались ему  любопытными
животными, каких  ему  еще  не  случалось  наблюдать.  Паскаль  с  интересом
натуралиста рассматривал их физиономии, на которых застыла гримаса;  по  ней
Паскаль угадывал их занятия, их вожделения. Он слушал  их  пустую  болтовню,
как если бы пытался уловить смысл мяуканья или собачьего лая. В то время  он
увлекался сравнительной  зоологией  и  переносил  на  людей  наблюдения  над
наследственностью у животных. В желтом салоне  он  чувствовал  себя,  как  в
зверинце.  Он  отыскивал  сходство  между  каждым  из  этих   обывателей   и
каким-нибудь животным. Маркиз своей худобой и маленькой  умной  головкой  до
смешного напоминал большого зеленого кузнечика; Вюйе  казался  ему  тусклой,
скользкой жабой; Паскаль был несколько снисходительнее настроен  к  Рудье  -
жирному барану, и майору - старому, беззубому догу. Зато Грану поверг его  в
изумление. Доктор целый вечер изучал его лицевой  угол.  Слушая,  как  Грану
бормочет какие-то угрозы по  адресу  кровопийц-республиканцев,  Паскаль  все
время ожидал, что он замычит как теленок, а когда Грану вставал с места,  то
доктору казалось, что он сейчас на четвереньках выбежит из гостиной.
     - Чего же ты молчишь? - шептала мать. - Постарайся получить практику  у
этих господ.
     - Я не ветеринар, - ответил Паскаль, потеряв, наконец, терпение.
     Однажды вечером Фелисите отвела его в сторону и  принялась  читать  ему
нотацию. Она рада, что он стал чаше бывать у них, и  надеется,  что  он  уже
втянулся в их общество; говоря это,  она,  конечно,  не  подозревала,  какое
странное  удовольствие  он  испытывает,  издеваясь  над  богачами.  Фелисите
задумала сделать сына модным доктором  в  Плассане.  Для  этого  достаточно,
чтобы его пустили в ход такие люди, как Грану и Рудье.  Но,  главное,  нужно
было внушить Паскалю политические взгляды семьи; она  понимала,  что  доктор
только  выиграет,  если  станет  сторонником  того  режима,  который  сменит
Республику.
     - Друг мой, - говорила  она,  -  теперь,  когда  ты  образумился,  надо
подумать о будущем. Тебя обвиняют в том, что ты республиканец, потому что ты
имеешь глупость бесплатно лечить всех  городских  нищих.  Скажи  откровенно:
какие у тебя убеждения?
     Паскаль  с  наивным  удивлением  взглянул  на  мать.  Потом,  улыбаясь,
ответил:
     - Мои убеждения? Право, не знаю... Вы говорите, меня  обвиняют  в  том,
что я республиканец? Ну, что же. Меня это ничуть не  смущает.  Наверно,  так
оно и есть, если под этим словом разумеют человека, который желает всеобщего
блага.
     - Но ведь это тебе ничего не даст, - живо перебила его Фелисите,  -  ты
ничего не достигнешь. Посмотри-ка на  братьев:  они  стараются  пробиться  в
жизни.
     Паскаль понял, что ему  нечего  оправдываться  перед  матерью  в  своем
эгоизме ученого. Она обвиняла его только в том, что он не  извлекает  выгоды
из политического положения. Он засмеялся, правда, немного грустным смехом, и
перевел разговор на другую тему. Фелисите  так  и  не  удалось  убедить  его
хорошенько обдумать этот вопрос и примкнуть к той партии, у  которой  больше
шансов на успех. Все же Паскаль время от времени проводил  вечера  в  желтом
салоне. Грану интересовал его, как некое допотопное животное.
     Между тем события развивались. Для плассанских политиков 1851  год  был
годом тревог и волнений, послуживших на пользу тайному замыслу  Ругонов.  Из
Парижа доходили самые противоречивые слухи: то побеждали  республиканцы,  то
партия консерваторов сокрушала  Республику.  Отголоски  споров,  раздиравших

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.