Случайный афоризм
Графоман: человек, которого следовало бы научить читать, но не писать. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

широкого бонапартистского  движения  {Бонапартисты  -  политическая  партия,
ставившая  своей  целью  восстановление  на  французский  престол   династии
Бонапартов.},   которому   суждено   было   завершиться   Империей.   Письма
представляли собой как бы краткий дневник, в  котором  Эжен  излагал  факты,
одни за другими, высказывал свои надежды, основанные на этих фактах, и давал
советы.  Эжен  был  убежден.  Он  говорил  о  принце  Луи-Бонапарте  как   о
неизбежном, необходимом человеке, который один мог  спасти  положение.  Эжен
уверовал в принца еще до  возвращения  его  во  Францию,  когда  бонапартизм
представлялся пустой химерой. Фелисите поняла, что ее сын с  1848  года  был
тайным агентом, и притом весьма активным. Он  не  сообщал,  какое  положение
занимает в Париже, но было очевидно, что он работает  в  пользу  Империи  по
указаниям  определенных  лиц,   о   которых   он   отзывался   с   известной
фамильярностью. В каждом письме говорилось, что дело двигается и  что  можно
надеяться на близкую развязку. Почти  все  письма  заканчивались  изложением
линии поведения, которой Пьеру надлежало придерживаться в  Плассане.  Теперь
Фелисите стали понятны многие слова и поступки мужа, которым она  раньше  не
находила объяснения: Пьер повиновался сыну и слепо выполнял его указания.
     Когда  старуха  дочитала   последнее   письмо,   она   уже   прониклась
убежденностью сына. Весь замысел Эжена стал ей ясен. Он рассчитывал в  общей
свалке  сделать  политическую  карьеру  и  расплатиться  с   родителями   за
полученное образование, кинув им подачку при  дележе  добычи.  Пусть  только
отец поможет ему, пусть будет полезен делу, и Эжен легко добьется  для  него
назначения  на  должность  частного  сборщика.  Как   отказать   тому,   кто
собственноручно   выполнял   самые   секретные   поручения?   Письма   Эжена
предостерегали  Ругона  и  помогли  ему  избежать  многих  ошибок.  Фелисите
почувствовала горячую благодарность; и она перечитала некоторые  места,  те,
где Эжен туманно говорил о конечной катастрофе. Эта катастрофа,  значения  и
размеров которой она себе не представляла, казалась  Фелисите  чем-то  вроде
светопреставления: бог поставит праведников одесную, а грешников  -  ошую  и
сопричтет ее к лику праведных.
     На следующую ночь ей удалось положить ключ обратно в  жилетный  карман;
она намеревалась тем же способом знакомиться с  каждым  новым  письмом.  Она
решила,  что  будет  попрежнему  проявлять  полное  неведение.  Тактика  эта
оказалась превосходной. Отныне Фелисите  могла  содействовать  мужу,  и  тем
успешнее, что делала это как бы невзначай. Пьеру казалось, что  он  работает
один, но чаще всего жена  наводила  разговор  на  нужную  тему  и  вербовала
сообщников для решительного момента. Она страдала от недоверия Эжена. Ей так
хотелось иметь возможность сказать ему после  победы:  "Я  все  знала  и  не
только ничего не испортила, но, наоборот, способствовала вашему  торжеству".
Никогда еще ни один заговорщик не работал с меньшим шумом и большим  толком.
Маркиз, которому Фелисите поверяла свои тайны, был в восхищении.
     Но Фелисите продолжала тревожиться за судьбу своего дорогого  Аристида.
С тех пор как она уверовала в старшего сына, неистовые статьи "Независимого"
все больше пугали ее. Она страстно желала обратить заблудшего  республиканца
в свою веру, но раздумывала, как это сделать поосторожнее. Она помнила,  что
Эжен настойчиво предостерегал ее против Аристида.  Она  рассказала  об  этом
маркизу де Карнаван, который вполне согласился с Эженом.
     - Деточка, - сказал он, - в политике надо быть эгоистом.  Если  бы  вам
удалось обратить вашего сына и "Независимый" начал бы защищать  бонапартизм,
вы страшно повредили бы делу. "Независимый" обречен; одно его имя приводит в
ярость плассанских буржуа. Пусть ваш ненаглядный Аристид выкручивается  сам:
это полезно молодому человеку. Мне думается, он не из тех, кто долго  играет
роль жертвы.
     Но Фелисите не терпелось направить всех близких на верный путь  теперь,
когда она знала истину,  и  она  принялась  наставлять  Паскаля.  Доктор,  с
эгоизмом ученого,  погруженного  в  свои  исследования,  мало  интересовался
политикой. Империи могли рушиться, - если бы он в это время производил опыт,
он не повернул бы головы. Все же он сдался на просьбы матери, упрекавшей его
в том, что он живет отшельником.
     - Если бы ты вращался среди порядочных людей, - говорила она, - ты  мог

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.