Случайный афоризм
Стихи умеют быть лаконичными, как пословица, и подобно пословице глубоко врезаться в память. Самуил Яковлевич Маршак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

собрание расходовало свои силы на бесплодные споры, когда даже орлеанисты  и
легитимисты примирились с мыслью о государственном перевороте, маркиз решил,
что дело проиграно бесповоротно. Но понимал это только он один. Правда, Вюйе
чувствовал, что движение  в  пользу  Генриха  V,  которое  поддерживала  его
газета, становится крайне непопулярным,  но  это  его  не  смущало;  он  был
покорной креатурой духовенства, и вся его политика  состояла  в  том,  чтобы
сбыть как можно больше четок и образков. Что касается Рудье и Грану, то  они
пребывали в слепом страхе;  трудно  сказать,  были  ли  у  них  какие-нибудь
убеждения; они желали одного - мирно есть и мирно спать; к  этому  сводились
все их политические стремления. Маркиз, распростившись со своими  надеждами,
все  же  постоянно  бывал  у  Ругонов.  Это  его  развлекало.   Столкновение
честолюбий, проявление обывательской  тупости,  -  все  это  доставляло  ему
каждый вечер занимательное зрелище. Мысль о том, что  он  останется  один  в
комнатке, предоставленной ему из милости графом Валькейра, вызывала  у  него
дрожь. С тайным злорадством он скрывал от всех свою уверенность в  том,  что
час Бурбонов еще не настал. Он притворялся  слепым,  по-прежнему  работал  в
пользу партии легитимистов и продолжал  отстаивать  интересы  духовенства  и
дворянства. С первого же  дня  он  раскусил  новую  тактику  Пьера,  но  был
убежден, что Фелисите действует заодно с мужем. Как-то вечером, придя раньше
других, он застал ее одну.
     -  Ну,  что,  деточка,  -  сказал  он   со   своей   обычной   ласковой
фамильярностью. - Как дела? Что это ты со мной скрытничаешь?
     - Я и не думаю скрытничать, - ответила удивленная Фелисите.
     - Смотрите-ка! Она хочет  провести  меня,  такого  стреляного  воробья.
Дорогая моя, ведь я твой друг и готов тайно помогать вам. Будь  же  со  мной
откровенна.
     Фелисите вдруг осенило. Скрывать ей было нечего, но при умелом молчании
можно было многое узнать.
     - Ты улыбаешься? - продолжал маркиз. - Это уже начало признания. Я  так
и знал, что ты прячешься за спиной мужа. Пьер слишком,  неповоротлив,  -  он
сам никогда бы не додумался до такого великолепного предательства, какое  вы
затеяли. Право же, я от всей души желаю, чтобы Бонапарт дал вам  то,  что  я
собирался выхлопотать для вас у Бурбонов.
     Эта простая фраза подтвердила сомнения, возникшие  с  некоторых  пор  у
Фелисите.
     - Правда, что у принца Луи все шансы на успех? - живо спросила она.
     - Надеюсь, ты меня не выдашь, если я признаюсь, что и сам так думаю,  -
смеясь, ответил маркиз. - Я уже давно примирился с этим, деточка.  Я  старый
человек, моя песенка спета. Если я и делал что-нибудь, то только  для  тебя.
Но раз ты нашла правильный путь и без моей помощи, то  я  утешусь  мыслью  о
том, что ты выигрываешь  от  моего  поражения.  Главное,  никаких  секретов.
Обращайся ко  мне,  если  будешь  в  затруднении.  И  он  добавил,  улыбаясь
скептической улыбкой опустившегося дворянина:
     - Чорт возьми, отчего бы и мне не совершить маленькое предательство!
     В этот момент вошла вся клика бывших торговцев маслом и миндалем.
     - А, дорогие реакционеры! - шепнул маркиз де  Карнаван.  -  Видишь  ли,
деточка, в политике все искусство состоит в том, чтобы смотреть в оба, когда
другие ничего не видят. В этой игре у тебя все козыри.
     На следующий день Фелисите,  подзадоренная  этим  разговором,  захотела
убедиться  в  правильности  своих  подозрений.  Было  начало  1851  года.  В
продолжение последних полутора лет Ругон регулярно два раза в месяц  получал
письма от Эжена. Он читал эти письма, запершись в спальной, а  потом  прятал
их в старую конторку, ключ от которой хранил в жилетном кармане. Когда  жена
расспрашивала его, он отвечал только: "Эжен  пишет,  что  здоров".  Фелисите
давно мечтала добраться до этих писем.  Утром,  когда  Пьер  еще  спал,  она
осторожно встала, нашла в жилете мужа ключ от конторки и заменила его ключом
от комода такой же величины. Как только муж ушел из дому, она в свою очередь
заперлась в спальне, открыла ящик и с лихорадочным любопытством стала читать
письма. Господин де Карнаван не ошибся, и все ее подозрения подтвердились. В
ящике было около сорока писем, и по ним Фелисите могла проследить все  этапы

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.