Случайный афоризм
Библиотеки - магазины человеческих фантазий. (Пьер Николь)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

подруги. А она задыхалась от волнения.
     - Но ведь требуется огромный  залог,  -  сказала  она  наконец.  -  Мне
говорили, что нашему соседу, господину  Пейроту,  пришлось  внести  в  казну
восемьдесят тысяч франков.
     - Ну что ж, - ответил бывший торговец, - меня это не касается. Эжен все
берет на себя. Он достанет мне залог  у  какого-нибудь  парижского  банкира.
Сама понимаешь, я выбрал место повыгоднее. Эжен сначала было не  соглашался;
стал говорить, что для такой должности  надо  иметь  состояние,  что  обычно
выбирают людей с положением. Но я стоял на своем, и он уступил. От  сборщика
не требуется учености. Я, как  господин  Пейрот,  найму  помощника,  который
будет вести дела.
     Фелисите слушала с восхищением.
     - Да, да, надо остаться, - подхватила она. - Здесь мы страдали, здесь и
будем торжествовать. Уж я им покажу, всем этим франтихам на  Майле,  которые
смотрят свысока на мои шерстяные платья... Мне и в голову не приходило место
сборщика, я думала, ты хочешь стать мэром...
     - Мэром, что ты! Ведь это должность без оклада! Эжен тоже говорил мне о
мэрии. Но я ему прямо  сказал:  "Я  согласен,  если  ты  мне  дашь  впридачу
пятнадцать тысяч дохода".
     В их беседе  крупные  цифры  так  и  взлетали,  словно  ракеты,  и  это
приводило Фелисите в восторг. В нетерпении она вертелась, испытывая какой-то
внутренний зуд. Наконец она успокоилась, овладела собой и сказала:
     - Давай-ка подсчитаем, сколько ты будешь получать.
     - Твердый оклад, если не ошибаюсь, три тысячи франков, - ответил Пьер.
     - Три тысячи франков, - повторила Фелисите.
     - Потом проценты со сборов. В Плассане это может дать тысяч двенадцать.
     - Значит, всего пятнадцать тысяч.
     - Да, около пятнадцати тысяч. Пейрот столько и зарабатывает. Но это  не
все. Он занимается еще банковскими операциями. Это разрешается. Может  быть,
если нам повезет, рискну и я.
     - Ну, скажем, всего двадцать тысяч... Двадцать тысяч франков дохода,  -
повторила Фелисите, ошеломленная этой цифрой.
     - Придется вернуть аванс, - заметил Пьер.
     - Ничего, - ответила Фелисите, - все равно мы будем  богаче  всех  этих
господ. Ну, а маркиз и все остальные? Тебе, пожалуй, придется  поделиться  с
ними нашим пирогом?
     - Нет, нет, это все нам одним.
     Фелисите продолжала  расспрашивать,  но  Пьер,  решив,  что  она  хочет
выпытать у него тайну, нахмурился.
     - Ну, будет, - резко сказал он. - Уже поздно. Пора  спать.  Нечего  нам
считать заранее, а то еще сглазим. Ведь я еще не получил места. И,  главное,
помалкивай.
     Они потушили лампу, но Фелисите  не  могла  уснуть.  Лежа  с  открытыми
глазами, она строила воздушные замки. Двадцать тысяч франков кружились перед
ней в темноте в какой-то дьявольской пляске. Она  жила  в  новом  городе,  в
прекрасной квартире, обставленной с такой же роскошью, как у  г-на  Пейрота,
она давала званые вечера, она ослепляла  своим  богатством  весь  город.  Но
особенно льстило ее самолюбию прекрасное положение, ожидающее  ее  мужа.  Он
будет выплачивать ренту Грану и Рудье, всем буржуа, которые сейчас заходят к
ней, как в кафе, поболтать и  узнать  последние  новости.  Фелисите  отлично
видела, как развязно эти люди держатся в ее гостиной,  и  ненавидела  их  за
это. Даже маркиз со своей иронической вежливостью нравился ей теперь гораздо
меньше. Оказаться единственными победителями, забрать себе все, весь  пирог,
по ее выражению, - вот месть, которую она лелеяла. Когда  все  эти  грубияны
начнут заискивать  перед  господином  сборщиком  Ругоном,  придет  ее  черед
третировать  их.  Всю  ночь  Фелисите  перебирала  эти  мысли.  Наутро   она
раздвинула шторы и прежде всего инстинктивно поглядела на окна г-на Пейрота;
она улыбнулась при виде широких штофных занавесей за стеклами.
     Надежды Фелисите, изменив свое течение, стали еще упорнее. Как  и  всем
женщинам, ей нравилась некоторая таинственность: неведомая цель,  к  которой

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.