Случайный афоризм
Улучшать нравы своего времени - вот цель, к которой должен стремиться каждый писатель, если он не хочет быть только "увеселителем публики". Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

подруги. А она задыхалась от волнения.
     - Но ведь требуется огромный  залог,  -  сказала  она  наконец.  -  Мне
говорили, что нашему соседу, господину  Пейроту,  пришлось  внести  в  казну
восемьдесят тысяч франков.
     - Ну что ж, - ответил бывший торговец, - меня это не касается. Эжен все
берет на себя. Он достанет мне залог  у  какого-нибудь  парижского  банкира.
Сама понимаешь, я выбрал место повыгоднее. Эжен сначала было не  соглашался;
стал говорить, что для такой должности  надо  иметь  состояние,  что  обычно
выбирают людей с положением. Но я стоял на своем, и он уступил. От  сборщика
не требуется учености. Я, как  господин  Пейрот,  найму  помощника,  который
будет вести дела.
     Фелисите слушала с восхищением.
     - Да, да, надо остаться, - подхватила она. - Здесь мы страдали, здесь и
будем торжествовать. Уж я им покажу, всем этим франтихам на  Майле,  которые
смотрят свысока на мои шерстяные платья... Мне и в голову не приходило место
сборщика, я думала, ты хочешь стать мэром...
     - Мэром, что ты! Ведь это должность без оклада! Эжен тоже говорил мне о
мэрии. Но я ему прямо  сказал:  "Я  согласен,  если  ты  мне  дашь  впридачу
пятнадцать тысяч дохода".
     В их беседе  крупные  цифры  так  и  взлетали,  словно  ракеты,  и  это
приводило Фелисите в восторг. В нетерпении она вертелась, испытывая какой-то
внутренний зуд. Наконец она успокоилась, овладела собой и сказала:
     - Давай-ка подсчитаем, сколько ты будешь получать.
     - Твердый оклад, если не ошибаюсь, три тысячи франков, - ответил Пьер.
     - Три тысячи франков, - повторила Фелисите.
     - Потом проценты со сборов. В Плассане это может дать тысяч двенадцать.
     - Значит, всего пятнадцать тысяч.
     - Да, около пятнадцати тысяч. Пейрот столько и зарабатывает. Но это  не
все. Он занимается еще банковскими операциями. Это разрешается. Может  быть,
если нам повезет, рискну и я.
     - Ну, скажем, всего двадцать тысяч... Двадцать тысяч франков дохода,  -
повторила Фелисите, ошеломленная этой цифрой.
     - Придется вернуть аванс, - заметил Пьер.
     - Ничего, - ответила Фелисите, - все равно мы будем  богаче  всех  этих
господ. Ну, а маркиз и все остальные? Тебе, пожалуй, придется  поделиться  с
ними нашим пирогом?
     - Нет, нет, это все нам одним.
     Фелисите продолжала  расспрашивать,  но  Пьер,  решив,  что  она  хочет
выпытать у него тайну, нахмурился.
     - Ну, будет, - резко сказал он. - Уже поздно. Пора  спать.  Нечего  нам
считать заранее, а то еще сглазим. Ведь я еще не получил места. И,  главное,
помалкивай.
     Они потушили лампу, но Фелисите  не  могла  уснуть.  Лежа  с  открытыми
глазами, она строила воздушные замки. Двадцать тысяч франков кружились перед
ней в темноте в какой-то дьявольской пляске. Она  жила  в  новом  городе,  в
прекрасной квартире, обставленной с такой же роскошью, как у  г-на  Пейрота,
она давала званые вечера, она ослепляла  своим  богатством  весь  город.  Но
особенно льстило ее самолюбию прекрасное положение, ожидающее  ее  мужа.  Он
будет выплачивать ренту Грану и Рудье, всем буржуа, которые сейчас заходят к
ней, как в кафе, поболтать и  узнать  последние  новости.  Фелисите  отлично
видела, как развязно эти люди держатся в ее гостиной,  и  ненавидела  их  за
это. Даже маркиз со своей иронической вежливостью нравился ей теперь гораздо
меньше. Оказаться единственными победителями, забрать себе все, весь  пирог,
по ее выражению, - вот месть, которую она лелеяла. Когда  все  эти  грубияны
начнут заискивать  перед  господином  сборщиком  Ругоном,  придет  ее  черед
третировать  их.  Всю  ночь  Фелисите  перебирала  эти  мысли.  Наутро   она
раздвинула шторы и прежде всего инстинктивно поглядела на окна г-на Пейрота;
она улыбнулась при виде широких штофных занавесей за стеклами.
     Надежды Фелисите, изменив свое течение, стали еще упорнее. Как  и  всем
женщинам, ей нравилась некоторая таинственность: неведомая цель,  к  которой

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.