Случайный афоризм
Желание быть писателем - это не претензия на определенный статус в обществе, а бытийная устремленность. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Я? Верю ли я в Вюйе?.. - Эжен явно  хотел  сказать:  "Вюйе  такой  же
болван, как и ты", но при виде искаженного лица брата  одумался  и  спокойно
добавил: - У Вюйе есть свои хорошие стороны.
     Аристид расстался с Эженом в еще большем  недоумении.  Брат,  очевидно,
посмеялся над ним; трудно было представить себе более гнусную личность,  чем
Вюйе. Аристид решил впредь быть осторожнее и ничем не связывать  себя,  дабы
сохранить свободу действий на тот случай, если придется помочь  какой-нибудь
партии придушить Республику.
     В день отъезда, за час до отхода дилижанса,  Эжен  заперся  с  отцом  в
спальной и имел с ним долгую беседу. Фелисите, оставшаяся в гостиной, тщетно
пыталась  подслушать.  Мужчины  говорили  шопотом,  словно  опасались,   что
кто-нибудь услышит хоть слово. Когда они вышли из спальни,  вид  у  них  был
возбужденный. Попрощавшись с отцом и с матерью, Эжен, обычно цедивший слова,
сказал неожиданно оживленным и взволнованным голосом:
     - Вы все поняли, отец? В этом залог нашего  успеха.  Работайте  в  этом
направлении не щадя сил. Доверьтесь мне.
     - Я все выполню точно, - ответил Ругон, - но и ты  не  забудь,  чего  я
прошу в награду за мои труды.
     - Если мы победим, все ваши желания будут  исполнены,  даю  вам  слово.
Впрочем, я буду вам писать, буду направлять вас согласно  ходу  событий.  Не
надо ни паники, ни чрезмерного пыла. Слепо слушайтесь меня.
     - Что вы затеяли? - с любопытством спросила Фелисите.
     - Дорогая мама, - ответил Эжен, улыбаясь, - вы так долго сомневались во
мне, что я не могу поделиться с вами моими надеждами,  да  они  пока  что  и
весьма туманны. Для того, чтобы понимать, надо верить. Впрочем, отец вам все
расскажет, когда придет время.
     И так как у Фелисите был явно обиженный вид, он еще раз поцеловал ее  и
шепнул ей на ухо:
     - Я ведь весь в тебя, хотя ты меня и не признаешь. Сейчас слишком умный
человек может повредить. Но когда наступит решительный момент,  ты  возьмешь
дело в свои руки.
     Эжен вышел, потом приоткрыл дверь и сказал повелительным тоном:
     -  Главное,  остерегайтесь  Аристида:  это  вздорный  человек,  он  все
испортит. Я хорошо изучил его и уверен, что он  всегда  сумеет  вывернуться.
Жалеть его нечего. Если мы разбогатеем, он сумеет выманить у нас свою долю.
     Когда Эжен уехал, Фелисите попыталась выведать тайну,  которую  от  нее
скрывали. Она слишком хорошо знала мужа, чтобы прямо  спросить  его:  он  бы
сердито ответил, что это ее не касается. Но  несмотря  на  все  свои  тонкие
подходы, она ничего не добилась. В это тревожное  время,  когда  требовалась
сугубая  осторожность,  Эжен  выбрал  себе  превосходного  сообщника.  Пьер,
польщенный доверием сына, напустил на себя  еще  большую  непроницаемость  и
непоколебимость, превращавшие его в какую-то  тяжелую,  внушительную  глыбу.
Фелисите поняла, что ничего от него не добьется, и перестала кружить  вокруг
него. Ее мучил только один вопрос, самый острый из всех. Муж и сын  говорили
о какой-то награде,  которую  потребовал  Пьер.  Что  это  за  награда?  Для
Фелисите, совершенно равнодушной к политике, весь интерес сводился именно  к
этому. Она знала, что муж себя дешево не продаст, но ей не терпелось узнать,
за какую цену его купили. Как-то вечером, лежа в кровати и видя, что Пьер  в
хорошем настроении, она завела разговор о дрязгах, неразлучных с бедностью.
     - Пора бы уже покончить с этим, - сказала она. - С тех пор  как  к  нам
ходят все эти господа, мы прямо разоряемся на отопление и освещение.  А  кто
нам заплатит? Никто.
     Пьер  поддался  на  эту  удочку.  Он  самодовольно   и   снисходительно
улыбнулся.
     - Потерпи немного, - сказал он и с хитрым  видом  добавил,  глядя  жене
прямо в глаза: - Хочешь быть женой частного сборщика?
     Фелисите  вспыхнула  от  радости.  Она  села  на  постели  и  по-детски
всплеснула сухими старушечьими ладошками. -  Правда?  -  прошептала  она.  -
Здесь в Плассане?
     Пьер утвердительно кивнул  головой.  Он  наслаждался  удивлением  своей

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.