Случайный афоризм
Писатель должен много писать, но не должен спешить. Антон Павлович Чехов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Я? Верю ли я в Вюйе?.. - Эжен явно  хотел  сказать:  "Вюйе  такой  же
болван, как и ты", но при виде искаженного лица брата  одумался  и  спокойно
добавил: - У Вюйе есть свои хорошие стороны.
     Аристид расстался с Эженом в еще большем  недоумении.  Брат,  очевидно,
посмеялся над ним; трудно было представить себе более гнусную личность,  чем
Вюйе. Аристид решил впредь быть осторожнее и ничем не связывать  себя,  дабы
сохранить свободу действий на тот случай, если придется помочь  какой-нибудь
партии придушить Республику.
     В день отъезда, за час до отхода дилижанса,  Эжен  заперся  с  отцом  в
спальной и имел с ним долгую беседу. Фелисите, оставшаяся в гостиной, тщетно
пыталась  подслушать.  Мужчины  говорили  шопотом,  словно  опасались,   что
кто-нибудь услышит хоть слово. Когда они вышли из спальни,  вид  у  них  был
возбужденный. Попрощавшись с отцом и с матерью, Эжен, обычно цедивший слова,
сказал неожиданно оживленным и взволнованным голосом:
     - Вы все поняли, отец? В этом залог нашего  успеха.  Работайте  в  этом
направлении не щадя сил. Доверьтесь мне.
     - Я все выполню точно, - ответил Ругон, - но и ты  не  забудь,  чего  я
прошу в награду за мои труды.
     - Если мы победим, все ваши желания будут  исполнены,  даю  вам  слово.
Впрочем, я буду вам писать, буду направлять вас согласно  ходу  событий.  Не
надо ни паники, ни чрезмерного пыла. Слепо слушайтесь меня.
     - Что вы затеяли? - с любопытством спросила Фелисите.
     - Дорогая мама, - ответил Эжен, улыбаясь, - вы так долго сомневались во
мне, что я не могу поделиться с вами моими надеждами,  да  они  пока  что  и
весьма туманны. Для того, чтобы понимать, надо верить. Впрочем, отец вам все
расскажет, когда придет время.
     И так как у Фелисите был явно обиженный вид, он еще раз поцеловал ее  и
шепнул ей на ухо:
     - Я ведь весь в тебя, хотя ты меня и не признаешь. Сейчас слишком умный
человек может повредить. Но когда наступит решительный момент,  ты  возьмешь
дело в свои руки.
     Эжен вышел, потом приоткрыл дверь и сказал повелительным тоном:
     -  Главное,  остерегайтесь  Аристида:  это  вздорный  человек,  он  все
испортит. Я хорошо изучил его и уверен, что он  всегда  сумеет  вывернуться.
Жалеть его нечего. Если мы разбогатеем, он сумеет выманить у нас свою долю.
     Когда Эжен уехал, Фелисите попыталась выведать тайну,  которую  от  нее
скрывали. Она слишком хорошо знала мужа, чтобы прямо  спросить  его:  он  бы
сердито ответил, что это ее не касается. Но  несмотря  на  все  свои  тонкие
подходы, она ничего не добилась. В это тревожное  время,  когда  требовалась
сугубая  осторожность,  Эжен  выбрал  себе  превосходного  сообщника.  Пьер,
польщенный доверием сына, напустил на себя  еще  большую  непроницаемость  и
непоколебимость, превращавшие его в какую-то  тяжелую,  внушительную  глыбу.
Фелисите поняла, что ничего от него не добьется, и перестала кружить  вокруг
него. Ее мучил только один вопрос, самый острый из всех. Муж и сын  говорили
о какой-то награде,  которую  потребовал  Пьер.  Что  это  за  награда?  Для
Фелисите, совершенно равнодушной к политике, весь интерес сводился именно  к
этому. Она знала, что муж себя дешево не продаст, но ей не терпелось узнать,
за какую цену его купили. Как-то вечером, лежа в кровати и видя, что Пьер  в
хорошем настроении, она завела разговор о дрязгах, неразлучных с бедностью.
     - Пора бы уже покончить с этим, - сказала она. - С тех пор  как  к  нам
ходят все эти господа, мы прямо разоряемся на отопление и освещение.  А  кто
нам заплатит? Никто.
     Пьер  поддался  на  эту  удочку.  Он  самодовольно   и   снисходительно
улыбнулся.
     - Потерпи немного, - сказал он и с хитрым  видом  добавил,  глядя  жене
прямо в глаза: - Хочешь быть женой частного сборщика?
     Фелисите  вспыхнула  от  радости.  Она  села  на  постели  и  по-детски
всплеснула сухими старушечьими ладошками. -  Правда?  -  прошептала  она.  -
Здесь в Плассане?
     Пьер утвердительно кивнул  головой.  Он  наслаждался  удивлением  своей

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.