Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

правительству. Его ум,  отточенный  двухлетним  пребыванием  в  Париже,  был
проницательнее неповоротливых мозгов плассанцев. Аристид  угадывал  бессилие
легитимистов {Легитимисты (от  латинского  слова  legitimus  -  законный)  -
приверженцы свергнутой  династии  Бурбонов.}  и  орлеанистов  {Орлеанисты  -
партия  монархистов,  приверженцев  дома  Орлеанов,  стоявшая  у  власти   в
царствование Луи-Филиппа и защищавшая  интересы  преимущественно  финансовой
аристократии. Во время революции 1848 года в  борьбе  против  республиканцев
она   сблизилась   с   легитимистами,   представлявшими   интересы   крупных
землевладельцев.}, но еще не уяснил  себе,  кто  тот  третий  вор,  которому
суждено  ограбить  Республику.  На  всякий  случай  он  перешел  на  сторону
победителя. Он порвал связь с отцом и публично заявлял, что  Ругон  сошел  с
ума, что старого дурака провели дворяне.
     - Но ведь мать умная женщина, - добавлял он. - Никогда бы я не подумал,
что она толкнет мужа в партию, обреченную на  провал.  В  конце  концов  они
останутся нищими. Но разве женщины что-нибудь смыслят в политике!
     Сам  Аристид  намеревался  продать  себя  как  можно  дороже.   Главная
трудность состояла в том,  чтобы  уловить,  откуда  дует  ветер  и  во-время
перейти на сторону тех,  кто  щедро  вознаградит  его  в  час  торжества.  К
несчастью, он брел ощупью, затерянный в провинциальной глуши,  как  в  лесу,
без компаса, без руководящей нити. Выжидая, пока ход событий не выведет  его
на  правильный  путь,  Аристид  продолжал  изображать  из  себя   пламенного
республиканца, придерживаясь линии, взятой с первых же дней. Благодаря этому
он удержался в супрефектуре; ему даже  прибавили  жалованья.  Но  скоро  его
стало терзать желание играть роль;  он  уговорил  книготорговца,  конкурента
Вюйе, издавать демократическую газету и сделался одним из  самых  ревностных
ее редакторов. "Независимый", подстрекаемый Аристидом,  объявил  беспощадную
войну реакционерам. Мало-помалу течение  увлекло  Аристида  дальше,  чем  он
хотел; в конце концов он  стал  писать  такие  вызывающие  статьи,  что  сам
ужасался, перечитывая их. В Плассане произвела большое впечатление  газетная
кампания, которую повел сын  против  лиц,  ежедневно  посещавших  знаменитый
желтый салон отца. Благосостояние таких особ, как Рудье и  Грану,  приводило
Аристида в бешенство, и он терял всякую осторожность. Обуреваемый завистью и
озлоблением изголодавшегося  человека,  он  создал  себе  в  лице  буржуазии
непримиримого врага; но приезд Эжена и его  поведение  в  Плассане  поразили
Аристида. Он считал брата тонким  политиком.  По  его  мнению,  этот  сонный
толстяк спал только одним глазом, как кошка перед  мышиной  норкой.  И  вот,
оказывается, Эжен  проводит  все  вечера  в  желтом  салоне  и  благоговейно
выслушивает шутов, которых он, Аристид, так безжалостно высмеивает. Узнав из
городских пересудов, что Эжен жмет руку Грану и обменивается рукопожатиями с
маркизом, Аристид задал себе вопрос: чему же верить? Неужели  он  так  грубо
ошибается? Неужели у легитимистов или орлеанистов есть шансы на  успех?  Эти
мысли приводили его в ужас. Он потерял покой и, как это  часто  бывает,  еще
ожесточеннее  набросился  на  консерваторов,   чтобы   отомстить   за   свое
ослепление.
     За день до встречи с Эженом  на  проспекте  Совер  Аристид  поместил  в
"Независимом" громовую статью о происках  духовенства  в  ответ  на  заметку
Вюйе, обвинявшего республиканцев в том, что они собираются разрушить  храмы.
Вюйе был особенно ненавистен Аристиду. Не  проходило  и  недели,  чтобы  оба
журналиста не обменялись самыми грубыми оскорблениями. В провинции, где  еще
процветает витиеватый стиль,  полемизирующие  стороны  облекают  в  красивые
фразы самую базарную ругань. Аристид называл  своего  противника  "Иудой"  и
"слугой св. Антония", а  Вюйе  парировал,  говоря  о  республиканце,  как  о
"чудовище, упившемся кровью", которую ему "поставляет презренная гильотина".
     Желая выпытать что-нибудь у  брата,  но  не  решаясь  открыто  проявить
беспокойство, Аристид спросил Эжена:
     - Ты читал мою вчерашнюю статью? Что ты о ней скажешь?
     Эжен пожал плечами.
     - Ты болван, братец мой, - ответил он просто.
     - Так, значит, - воскликнул журналист, бледнея, - ты считаешь, что Вюйе
прав? Ты веришь в торжество Вюйе?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.