Случайный афоризм
Мне конец, как только я кончу сочинять, и это меня радует. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

холода, но площадь уже не так зловеще чернела, как  в  ненастные  ночи;  она
простиралась, залитая потоком лунного света, в неизъяснимой, тихой печали.
     Юноша остановился на краю поля, настороженно глядя вперед.  Он  скрывал
под курткой приклад длинного ружья; ствол, опущенный к земле, поблескивал  в
лунном  свете.  Прижимая  оружие  к  груди,  он  пристально  вглядывался   в
прямоугольные тени, падавшие от штабелей в глубине склада. На  земле,  точно
на шахматной доске, чередовались резко очерченные белые  и  черные  квадраты
света и тени. Посреди площади, на сером, голом грунте, вырисовывались  козлы
пильщиков, длинные, узкие, нескладные, похожие на чудовищную  геометрическую
фигуру, начерченную тушью. Казалось, что бревенчатый настил - широкое  ложе,
на котором дремлют  лунные  блики,  чуть  тронутые  узкими  черными  тенями,
скользящими вдоль досок. В сиянии  зимней  луны,  в  ледяном  покое,  балки,
лежащие на земле, неподвижные, будто скованные холодом и сном, напоминали  о
мертвецах старого кладбища.  Молодой  человек  окинул  это  пустынное  место
беглым взглядом: ни души, ни звука, - нечего бояться, что кто-нибудь  увидит
или услышит. Но темные пятна в глубине смущали его. Все же, после  короткого
осмотра, он решительно и быстро пересек поле.
     Очутившись под прикрытием, он пошел медленнее. В зеленом проходе  между
досками и стеной не слышно было даже  звука  шагов,  чуть  потрескивала  под
йогами замерзшая трава. У него сразу стало легко на душе:  должно  быть,  он
любил это место, где ничто не грозило ему, где его ждало  только  хорошее  и
приятное. Он уже не прятал ружья. Аллея лежала перед ним как темная просека;
лунный луч скользил между досками,  и  полоса  света  прорезала  траву.  Все
спало, и тени и лунные блики, глубоким,  сладким  и  печальным  сном.  Каким
покоем веяло от тропинки! Молодой человек прошел по  ней  до  конца.  В  том
месте, где стены Жа-Мейфрена образуют угол, он остановился, прислушался,  не
донесется ли какой-нибудь звук с соседнего участка. Ничего  не  услышав,  он
нагнулся, раздвинул доски и спрятал между ними ружье.
     Здесь в углу была древняя надгробная  плита,  забытая  при  перенесении
старого кладбища  и  поставленная  ребром,  немного  наискось,  как  высокая
скамейка. Дожди источили ее края, мох медленно разъедал  ее,  но  при  свете
луны можно было разобрать остатки надписи,  высеченной  на  лицевой  стороне
плиты,  врезавшейся  в  землю:  "Здесь  покоится...   Мария...   усопшая..."
Остальное стерло время.
     Спрятав ружье, молодой  человек  прислушался  еще  раз.  Но  ничего  не
услышав, взобрался на камень. Стена была низенькая; он облокотился  на  нее.
За рядами тутовых  деревьев,  посаженных  вдоль  стены,  видна  была  только
равнина, залитая светом; поля  Жа-Мейфрена,  ровные,  без  единого  деревца,
расстилались в лунном сиянии как огромные полотнища сурового холста. Шагах в
ста от стены яркими белыми пятнами выделялись  жилой  дом  и  службы.  Юноша
пристально вглядывался в ту сторону,  как  вдруг  часы  на  городской  башне
медленно, торжественно пробили семь раз. Он  сосчитал  удары  и  спрыгнул  с
камня, удивленный и успокоенный. Затем сел на камень, видимо  приготовившись
к долгому ожиданию, и как будто даже не чувствовал  холода.  Более  получаса
просидел он в глубоком раздумье, не  двигаясь,  устремив  глаза  в  темноту.
Уголок, который он облюбовал, был сначала в тени, но  луна  поднималась  все
выше, и, наконец, голова юноши оказалась на свету.
     Он был молод, крепок. Тонко очерченный рот и  нежная  кожа  говорили  о
юности. Ему, вероятно, было  лет  семнадцать.  Он  был  хорош  своеобразной,
характерной красотой.
     Худощавое,  продолговатое  лицо,  казалось,  было  вылеплено   пальцами
могучего скульптора. Крутой лоб, нависшие брови, орлиный нос, резкий широкий
подбородок, выдающиеся скулы придавали лицу  особую  рельефность,  С  годами
оно, вероятно, стало бы костлявым, приобрело бы сухость, свойственную облику
странствующего рыцаря, но сейчас, в пору возмужалости,  некоторая  жесткость
лица  с  легким  пушком  на  щеках  и   подбородке   скрашивалась   какой-то
очаровательной нежностью, детской незавершенностью отдельных  линий.  Теплые
черные глаза, глаза отрока, тоже смягчали энергичное выражение  лица.  Юноша
понравился бы не всем женщинам; он был далек от того, что  принято  называть
красавцем,   но   черты   его   дышали   такой   полнотой    жизни,    такой

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.