Случайный афоризм
Графоман: человек, которого следовало бы научить читать, но не писать. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

провозгласить его вождем, привлечь к нему общественное внимание. Вся  работа
приписывалась Пьеру;  считалось,  что  Пьер  -  главный  поборник  движения,
которое постепенно привлекало в партию консерваторов тех, кто еще вчера  был
ярым республиканцем. Бывают положения, из которых  извлекают  выгоду  только
люди с запятнанной репутацией. Они строят свое благополучие там, где люди  с
лучшим положением и большим весом побоялись бы рискнуть своим именем. Рудье,
Грану и многие другие состоятельные, почтенные люди, конечно, были бы в  сто
раз предпочтительнее Пьера для роли активного  вождя  консерваторов.  Но  ни
один из них не согласился бы превратить свою гостиную в политический  центр;
у  них  не  было   твердых   убеждений,   они   не   рискнули   бы   открыто
скомпрометировать себя; в сущности это были просто  болтуны,  провинциальные
сплетники, злопыхатели, всегда готовые посудачить с  соседом  о  Республике,
особенно  если  ответственность  падала  на  соседа.   Игра   была   слишком
рискованной, и из всей плассанской буржуазии  итти  на  риск  согласны  были
только Ругоны, неудовлетворенные, озлобленные, дошедшие до крайности.
     В апреле 1849 года из Парижа неожиданно приехал Эжен и  прожил  у  отца
две недели. Цель этой поездки так и осталась неизвестной. Надо полагать, что
Эжен прибыл в родной город, чтобы позондировать почву, узнать, может  ли  он
рассчитывать на успех своей кандидатуры в члены  Законодательного  собрания,
которое должно было вскоре заменить собою Учредительное.  Эжен  был  слишком
осторожен,  чтобы  рисковать   неудачей.   Вероятно,   общественное   мнение
показалось ему неблагоприятным, потому что он воздержался от каких бы то  ни
было выступлений; впрочем, в Плассане не знали, кем он стал и чем занимается
в Париже. В городе нашли,  что  он  похудел  и  стал  не  таким  сонным.  Им
заинтересовались, пытались вызвать на разговор; он притворялся,  что  ничего
не знает, вызывал на откровенность других, но  сам  не  откровенничал.  Люди
более проницательные  сообразили  бы,  что  под  его  наружным  безразличием
скрывается острый интерес к политическим настроениям города. По-видимому, он
знакомился с обстановкой и, вероятно,  не  столько  для  себя,  сколько  для
какой-то партии.
     Несмотря на то, что Эжен отказался от всяких личных надежд, он пробыл в
Плассане до конца месяца, весьма усердно посещая собрания в  желтом  салоне.
При первом же звонке он занимал место в оконной нише, как  можно  дальше  от
лампы. Там он просиживал  весь  вечер,  подперев  подбородок  правой  рукой,
слушая с  благоговейным  вниманием.  Он  оставался  невозмутимым  при  самых
чудовищных благоглупостях. Он на все одобрительно  кивал  головой,  даже  на
бессвязное  бормотание  Грану.  Если  спрашивали  его  мнения,  он   вежливо
присоединялся к большинству. Ничто не  могло  истощить  его  терпения  -  ни
пустые бредни маркиза, говорившего о Бурбонах так, как если бы все  еще  был
1815 год, ни излияния буржуа Рудье, который с умилением  вспоминал,  сколько
пар носков он продал королю-гражданину. Напротив, среди  этого  вавилонского
столпотворения Эжен, видимо, чувствовал себя как рыба в воде.  Порой,  когда
все эти шуты с остервенением  набрасывались  на  Республику,  в  его  глазах
мелькала усмешка, но губы не улыбались. Его  сосредоточенное  внимание,  его
изысканная любезность завоевали ему общую симпатию. Его  считали  недалеким,
но добродушным. Если какой-нибудь бывший торговец маслом и миндалем не мог в
общем гаме поведать о том, как именно он спас бы Францию, будь власть в  его
руках, он подсаживался к Эжену и громогласно излагал ему  свои  изумительные
проекты. А Эжен тихо покачивал головой и, по-видимому, с восхищением  внимал
этим возвышенным  идеям.  Только  Вюйе  подозрительно  поглядывал  на  него.
Книготорговец, - помесь пономаря с журналистом, - был менее болтлив и  более
наблюдателен, чем остальные. Он заметил, что адвокат  шепчется  по  углам  с
майором Сикардо, и решил проследить за  ним;  но  ему  ни  разу  не  удалось
подслушать ни единого слова. При его приближении Эжен взглядом  останавливал
майора. С  этой  поры  Сикардо  начал  говорить  о  Наполеоне  с  загадочной
усмешкой.
     За два дня до отъезда в Париж Эжен встретил на проспекте  Созер  своего
брата Аристида, и  тот  уцепился  за  него  с  упорством  человека,  который
нуждается в совете. Аристид находился  в  большом  затруднении.  Как  только
провозгласили   Республику,   он   проявил   горячую   преданность    новому

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.