Случайный афоризм
В писателе есть что-то от жреца, в пишущем - от простого клирика: для одного слово составляет самоценное деяние, для другого же - деятельность. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

дружественных связей, а  также  престижу,  окружающему  в  провинции  людей,
наживших  состояние  в  Париже  и  удалившихся  в  глушь  на  покой,   Рудье
пользовался очень большим весом; находились люди, которые  верили  ему,  как
оракулу.
     Всех же посетителей желтого салона бесспорно превзошел тесть  Аристида,
майор Сикардо. Этот вояка богатырского сложения, с  кирпично-красным  лицом,
покрытым шрамами и усеянным пучками седых волос, прославился в великой армии
своим тупоумием. Во время февральских событий его возмущали  только  уличные
бои: он то и дело с негодованием возвращался к этой теме, заявляя,  что  так
сражаться - сущий  позор,  и  с  гордостью  вспоминал  славное  царствование
Наполеона.
     Кроме того у Ругонов бывал некто Вюйе, подозрительного вида  человек  с
липкими руками; Вюйе владел книжной лавкой и поставлял священные картинки  и
четки всем ханжам города; он был ревностный католик и поэтому  имел  большую
клиентуру среди многочисленных монастырей и церквей. Ему  пришла  счастливая
мысль сочетать торговлю с изданием газеты. "Плассанский вестник" выходил два
раза в неделю и был посвящен исключительно интересам духовенства. Вюйе терял
на газете каждый год не менее  тысячи  франков,  но  зато  она  создала  ему
репутацию  поборника  церкви  и   помогала   сплавлять   церковные   товары,
залежавшиеся в лавке. Этот невежественный, малограмотный человек сам сочинял
статьи для своей газеты, причем смирение и желчь заменяли ему талант.  Когда
маркиз приступил к своей  кампании,  он  сразу  понял,  какую  пользу  можно
извлечь из этой великопостной физиономии пономаря,  из  этого  бездарного  и
продажного пера. Начиная с февраля в  "Плассанском  вестнике"  стало  меньше
ошибок: его редактировал маркиз.
     Легко вообразить, какое любопытное зрелище представлял собой по вечерам
желтый салон Ругонов. Люди самых различных убеждений  сталкивались  здесь  и
хором  ругали  Республику.  Их  сближала  ненависть.  Впрочем,  маркиз,   не
пропускавший ни одного собрания, одним своим присутствием  прекращал  споры,
вспыхивавшие порой между, майором и другими посетителями салона.  Всем  этим
обывателям втайне льстило рукопожатие,  которым  маркиз  удостаивал  их  при
встрече и при уходе. И только Рудье, вольнодумец с улицы св. Оноре, заявлял,
что у маркиза нет ни гроша за душой и плевать ему на маркиза. А у маркиза не
сходила  с  лица  любезная  улыбка  светского  человека;  снисходя  к   этим
обывателям, он не позволял себе ни одной презрительной гримаски, от чего  не
удержались бы другие  обитатели  квартала  св.  Марка.  Жизнь  приживальщика
научила маркиза обходительности. Он был душой этого кружка. Он руководил  им
от имени неизвестных особ, никогда не раскрывая их  инкогнито.  "Они  хотят"
или "они возражают", заявлял он. Эти невидимые боги, следившие с  заоблачных
высот за судьбами Плассана, лично не вмешиваясь в общественные  дела,  были,
по всей вероятности, важные духовные особы, политические  тузы  этого  края.
Когда маркиз произносил таинственное слово "они",  внушавшее  присутствующим
почтительный трепет, Вюйе всем  своим  благоговейным  видом  показывал,  что
прекрасно знает, о ком идет речь.
     Но счастливее всех была Фелисите. Наконец-то ее салон  стали  посещать.
Правда, она немного стыдилась своей ветхой мебели, обитой  желтым  бархатом,
но утешала себя мечтой о том, какую богатую обстановку она приобретет, когда
восторжествует правое  дело.  Ругоны  в  конце  концов  крепко  уверовали  в
монархию. В  отсутствие  Рудье  Фелисите  уверяла  даже,  что  если  они  не
разбогатели на торговле маслом, то исключительно  из-за  июльской  монархии.
Таким образом, их бедность приобретала политическую окраску.  Фелисите  была
любезна со всеми, даже с Грану, и  каждый  вечер  придумывала  новый  способ
незаметно будить его перед уходом.
     Ее салон, это гнездо консерваторов, принадлежащих к различным  партиям,
с каждым днем приобретал все большее влияние. Благодаря  разнообразию  своих
членов, а главное, благодаря тайному импульсу, который все они  получали  от
духовенства, он превратился в центр реакции, откуда тянулись нити  по  всему
Плассану. Тактика маркиза, который продолжал оставаться в тени,  состояла  в
том, чтобы выдвигать Ругона как главу этой группы. Собирались  у  Ругона,  и
этого  было  достаточно  для  непроницательного  взора  большинства,   чтобы

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.