Случайный афоризм
Мы не знали, что стихи такие живучие. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

каморке на чердаке графского особняка.
     - Послушай, детка, - говаривал маркиз, трепля Фелисите по щеке, -  если
Генрих V возвратит мне мое состояние, я все завещаю тебе.
     Фелисите было за пятьдесят, а он все еще называл  ее  "деткой".  Именно
это фамильярное обращение и постоянные обещания наследства и  побудили  г-жу
Ругон толкнуть мужа на  путь  политики.  Маркиз  де  Карнаван  часто  горько
сетовал на то, что не в силах ей помочь. Конечно, он позаботится о  ней  как
отец, если  обстоятельства  изменятся.  Пьер,  которому  жена  намекнула  на
истинное положение вещей, согласился действовать по указаниям маркиза.
     Маркиз де Карнаван благодаря своему особому положению с первых же  дней
Республики стал деятельным агентом реакции. Этот суетливый человечек, судьба
которого  зависела  от  возвращения  законных  престолонаследников,  усердно
работал в пользу своей партии. В то время как  дворяне  квартала  св.  Марка
дремали, погруженные в немое отчаяние, быть может,  боясь  скомпрометировать
себя и снова очутиться в изгнании,  маркиз  появлялся  повсюду,  агитировал,
вербовал сторонников. Он был орудием в чьих-то невидимых руках. У Ругонов он
теперь бывал ежедневно. Ему нужна была штаб-квартира. Его родственник,  граф
Вальнейра, запретил ему приводить в дом единомышленников,  и  потому  маркиз
избрал для своих целей желтый салон Фелисите. К тому же  он  нашел  в  Пьере
весьма ценного  помощника.  Сам  маркиз  не  мог  вести  агитацию  в  пользу
легитимистов  среди  мелких  торговцев  и  рабочих  старого  квартала;   его
встретили бы насмешками и презрением. Но  Пьер  провел  с  ними  всю  жизнь,
говорил их языком, знал их нужды; он умел к ним  подойти  и  убедить  их.  В
скором времени он стал незаменим.  Не  прошло  и  двух  недель,  как  Ругоны
превратились в более ярых роялистов, чем сам  король.  Маркиз,  видя  рвение
Пьера, ловко скрылся за его спиной. К чему выставлять  себя  напоказ,  благо
есть достаточно крепкий человек, на  которого  можно  взвалить  все  ошибки,
совершаемые партией. И маркиз  предоставил  Пьеру  играть  роль,  чваниться,
важничать, принимать  повелительный  тон,  сам  же  ограничивался  тем,  что
сдерживал или подталкивал его, смотря по  обстоятельствам.  Бывший  торговец
маслом быстро превращался в важную персону. По вечерам, когда они оставались
одни, Фелксите говорила мужу:
     - Продолжай, ничего не бойся.  Мы  на  верном  пути.  Если  так  дальше
пойдет, мы непременно разбогатеем, у нас будет  такая  же  гостиная,  как  у
сборщика податей, мы станем давать званые вечера.
     В доме  Ругонов  образовался  центр  консерваторов;  они  каждый  вечер
собирались в желтом салоне только для того, чтобы поносить Республику.
     Здесь было три-четыре бывших купца, которые дрожали  за  свою  ренту  и
всей душой жаждали "мудрого и твердого правительства".  Главой  этой  группы
был Исидор Грану, бывший  торговец  миндалем,  член  муниципального  совета.
Заячья губа, круглые глаза, самодовольное и  в  то  же  время  недоумевающее
выражение  лица  придавали  ему  сходство  с  откормленным  гусем,   который
переваривает пищу, с опаской озираясь  на  повара.  Грану  говорил  мало,  с
трудом подбирая слова, и прислушивался к разговору  только  в  тех  случаях,
когда речь заходила о том, что республиканцы собираются грабить богачей; тут
он багровел так, что казалось, его вот-вот хватит удар,  и  бормотал  глухие
проклятия, без конца повторяя: "Бездельники, негодяи, воры, убийцы!"
     Но не все завсегдатаи желтого салона отличались тупостью этого  жирного
гусака.  Богатый  землевладелец  Рудье,  у  которого  было  пухлое  лицо   и
вкрадчивые манеры, разглагольствовал часами с пылом орлеаниста, чьи  расчеты
рухнули после падения Луи-Филиппа  {Луи-Филипп  (1773-1850)  -  сын  герцога
Орлеанского,  Филиппа  Эгалите,  участника  первой   буржуазной   революции,
бежавший за границу после казни отца. Вернулся  во  Францию  в  царствование
Людовика XVIII. При Карле X слыл либералом.  В  1830  году,  после  Июльской
революции,  был  провозглашен  буржуазией  королем,  главой  конституционной
монархии.}. Рудье, в прошлом владелец  галантерейной  торговли  в  Париже  и
поставщик императорского двора, сделал  сына  чиновником,  рассчитывая,  что
Орлеаны откроют ему доступ к высоким должностям.  Революция  убила  все  его
надежды, и он очертя голову ударился в реакцию. Благодаря своему  богатству,
прошлым деловым сношениям с Тюильри, которым  он  пытался  придать  характер

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.