Случайный афоризм
Пока автор жив, мы оцениваем его способности по худшим книгам; и только когда он умер - по лучшим. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

окон своей квартиры, в нескольких шагах от себя, они видели  город  богачей;
они остановились у порога обетованной земли.
     Их квартира находилась на третьем этаже  и  состояла  из  трех  больших
комнат: столовой, гостиной и спальни. Во втором этаже жил сам  домовладелец,
купец, торговавший зонтами и  тростями,  а  в  первом  этаже  помещался  его
магазин. Дом был узкий, невысокий, всего в три этажа. Когда Фелисите въехала
в новую квартиру, у нее сжалось сердце. В провинции жить  не  в  собственном
доме - значит открыто признаться в своей бедности. В Плассане все зажиточные
люди живут в собственных особняках, тем более что цены на  недвижимость  там
очень низки. Пьер раскошеливался туго и не хотел и  слышать  о  расходах  на
обстановку, пришлось удовлетвориться старой: снова пошла  в  ход,  даже  без
починки,  поломанная,  колченогая,  потертая  мебель.  Фелисите,   прекрасно
понимая причину скупости мужа, всеми силами старалась придать блеск  старому
хламу. Она собственноручно сколотила и  подклеила  изломанные  кресла,  сама
заштопала вытертый бархат обивки.
     В столовой, расположенной в конце  квартиры,  рядом  с  кухней,  мебели
почти не было; стол и дюжина стульев терялись в полумраке огромной  комнаты,
окно которой упиралось в серую стену соседнего  дома.  В  спальню  никто  из
посторонних никогда не заходил, поэтому Фелисите перенесла туда все ненужные
вещи; кроме кровати, шкапа, письменного столика и туалета,  там  стояли  две
детские кроватки, одна на другой,  буфет  без  дверок  и  совершенно  пустой
книжный шкап - почтенные ветераны, с которыми Фелисите жаль было расстаться.
Зато она приложила все старания, чтобы украсить гостиную, и  достигли  того,
что комната приняла почти приличный вид:  диван  и  кресла,  обитые  желтым,
тисненным бархатом, столик с мраморной доской, стоявший посреди комнаты, и в
двух углах - высокие зеркала с подзеркальниками. Был даже ковер, покрывавший
только середину паркета, и люстра в белом кисейном чехле, засиженном мухами.
На стенах висели шесть литографий, изображавших главные сражения  Наполеона.
Вся обстановка была времен первых лет Империи.  Фелисите  удалось  добиться,
чтобы комнату оклеили новыми обоями, оранжевыми, в  крупных  разводах.  Этот
резкий  желтый  цвет  придавал  всей  комнате  ослепительную,  режущую  глаз
яркость. Мебель, обои, занавеси на окнах также были  желтые;  ковер  и  даже
мрамор круглого столика и подзеркальников  были  желтоватого  тона;  но  при
спущенных шторах  резкие  тона  смягчались,  и  гостиная  становилась  почти
нарядной. Не о такой роскоши мечтала Фелисите! Она с немым отчаянием глядела
на эту едва прикрытую нищету. Почти все  время  она  проводила  в  гостиной,
лучшей комнате в квартире, у окон, выходивших на улицу Бани. Смотреть в окно
было для нее самым приятным и  в  то  же  время  самым  печальным  занятием.
Наискось виднелась площадь супрефектуры - тот обетованный рай, о котором она
мечтала. Маленькая, пустая площадь с чистенькими светлыми  домами  по  краям
казалась ей райским садом. Она отдала бы десять лет жизни за то, чтобы  жить
в одном из этих домов. Особенную зависть вызывал в ней угловой дом на  левой
стороне площади, где жил сборщик податей. Фелисите смотрела на его особняк с
непреодолимым желанием, какие бывают у беременных женщин. Если  окна  бывали
раскрыты, ей удавалось рассмотреть отдельные подробности богатой обстановки,
и при виде чужой роскоши у нее разливалась желчь.
     В  то  время  чета  Pугонов  переживала  любопытный  душевный  перелом,
вызванный обманутыми надеждами, неудовлетворенными аппетитами.  Те  немногие
хорошие чувства, которые у них были, - угасли. Считая себя жертвами жестокой
судьбы, они отнюдь не смирились, жадность разгоралась в них все больше,  они
упорно хотели добиться своего. В сущности, они не отреклись ни от  одной  из
своих надежд, несмотря на пожилой возраст; Фелисите  утверждала,  что  умрет
богатой, что у нее такое предчувствие. Но с каждым днем бедность становилась
все  тягостнее.  Когда  супруги  вспоминали  все  свои  бесплодные   усилия,
тридцатилетнюю  беспрестанную  борьбу,  разочарование  в  детях,  когда  они
видели, что все их стремления привели к этой желтой гостиной, в которой надо
спускать шторы, чтобы скрыть ее убожество, ими овладевала бессильная  злоба.
В утешение себе  они  строили  планы,  как  разбогатеть,  изобретали  разные
комбинации; Фелисите мечтала выиграть сто тысяч франков в лотерее, а Пьер  -
придумать какую-нибудь необыкновенную спекуляцию.  Они  жили  одной  мыслью:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.