Случайный афоризм
После каждого "последнего крика" литературы я обычно ожидаю ее последнего вздоха. Станислав Ежи Лец
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

жизнь изо дня в день приводила Фелисите  в  отчаяние.  Лучше  уж  настоящее, 
явиое банкротство. Тогда они, возможно, начали бы жизнь  сызнова,  перестали 
бы цепляться за жалкие доходы,  портить  себе  кровь,  чтобы  заработать  на 
пропитание. За четверть века Ругоны не скопили и пятидесяти тысяч франков. 
     Надо сказать, что с первых  же  лет  супружества  их  семейство  начало
прибавляться и постепенно превратилось для них в  тяжелое  бремя.  Фелисите,
как многие маленькие женщины, оказалась удивительно плодовитой, чего  трудно
было ожидать, глядя на ее тщедушную фигурку. За пять лет,  с  1811  по  1815
год, у нее родилось трое сыновей, каждые два года по  ребенку.  В  следующие
четыре  года  она  родила  двух  дочерей.  Ничто  так  не   благоприятствует
прибавлению семейства, как спокойная, животная жизнь провинции. Супруги  без
всякой  радости  встретили  появление  двух  последних  детей;   когда   нет
приданого, дочери становятся тяжелой обузой. Ругон заявлял во  всеуслышание,
что с него довольно, -  самому  дьяволу  не  удастся  навязать  ему  шестого
ребенка. И действительно, Фелисите больше не рожала,  иначе  неизвестно,  на
какой бы цифре она остановилась.
     Впрочем,  молодая  женщина  не  смотрела  на  детей,  как  на   причину
разорения. Наоборот, она начала воздвигать для сыновей те  воздушные  замки,
которые рушились для нее самой. Им не было еще и десяти  лет,  как  она  уже
строила расчеты на их будущую карьеру. Отказавшись от мысли преуспеть самой,
она надеялась, что сыновья помогут ей победить злой рок. Они удовлетворят ее
обманутые честолюбивые надежды, принесут  ей  богатство,  создадут  завидное
положение, которого она тщетно  добивалась.  Отныне,  не  прекращая  борьбы,
которую вела фирма,  Фелисите  повела  вторую  кампанию,  за  удовлетворение
своего тщеславия. Ей казалось невероятным, чтобы ни один из трех сыновей  не
стал человеком выдающимся, не обогатил всю семью. Она  уверяла,  что  у  нее
такое предчувствие. Своих  мальчиков  она  лелеяла,  воспитывала  с  большим
рвением,  в  котором  материнская  строгость  сочеталась   с   заботливостью
ростовщика. Она  любовно  откармливала  их,  растила  как  капитал,  который
позднее принесет проценты.
     - Брось, - кричал Пьер, - все дети неблагодарны. Ты их портишь, ты  нас
разоряешь!
     Он рассердился, когда Фелисите повела разговор о том, чтобы отдать их в
коллеж: латынь -  излишняя  роскошь,  хватит  с  них  и  уроков  в  соседнем
пансионе. Но Фелисите настояла на своем. У нее были  высокие  стремления,  и
она гордилась тем, что ее  дети  получают  образование;  она  понимала,  что
сыновей нельзя оставить такими же невеждами, как ее  муж,  если  она  хочет,
чтобы они пробили себе дорогу. Она мечтала о том, что все трое будут жить  в
Париже и займут там высокие посты, хотя и  не  знала,  какие  именно.  Ругон
уступил, и мальчики один за другим  поступила  в  коллеж.  Фелисите  впервые
испытала захватывающее, радостное чувство удовлетворенного тщеславия. Она  с
упоением слушала, как дети разговаривают между собой об учителях и уроках. В
тот день, когда старший в первый раз заставил младшего  просклонять  rosa  -
rosae, ей казалось, что сна слышит дивную музыку. К чести ее  надо  сказать,
что радость эта  была  вполне  бескорыстной.  Даже  Ругон  поддался  чувству
гордости, какое испытывает малограмотный  человек,  когда  видит,  что  дети
ученее его. Товарищеские отношения, установившиеся между маленькими Ругонами
и сыновьями городских  заправил,  окончательно  вскружили  голову  супругам.
Мальчики были на "ты" с сыном мэра,  сыном  супрефекта  и  даже  несколькими
молодыми дворянчиками из квартала св. Марка, которых родители  соблаговолили
отдать в плассанский коллеж. Фелисите считала, что за такую честь  не  жалко
никаких денег. Но образование троих сыновей пробило  основательную  брешь  в
бюджете фирмы Ругонов.
     Пока сыновья учились в коллеже, родители,  платившие  за  учение  ценой
огромных жертв, жили надеждой на их успех.  Котда  молодые  Ругоны  получили
степень бакалавров, Фелисите решила завершить дело своих рук и послать  всех
троих в Париж. Двое стали  изучать  право,  третий  поступил  в  медицинскую
школу. Но когда они стали совсем взрослыми и, истощив  на  свое  образование
все средства фирмы  Ругонов,  вынуждены  были  вернуться  и  обосноваться  в
провинции, для несчастных родителей наступила пора разочарования.  Провинция

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.