Случайный афоризм
Большая библиотека скорее рассеивает, чем получает читателя.Гораздо лучше ограничиться несколькими авторами, чем необдуманно читать многих. (Сенека Луций Анней (Младший))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

бы понежиться вволю, лишь бы поспать в тепле. Об  Антуане  говорили:  "Какой
мерзавец! У  отца  хоть  храбрость  была,  а  этот  и  убьет-то  исподтишка,
иголкой". Физически Антуан унаследовал от матери  только  чувственные  губы;
остальные  черты  были  отцовские,  но  смягченные,  более  расплывчатые   и
подвижные.
     В Урсуле, наоборот,  преобладало  физическое  и  моральное  сходство  с
матерью. Правда, и здесь было глубокое смешение обоих начал,  но  несчастная
девочка родилась в те дни, когда Аделаида  по-прежнему  любила  страстно,  а
Маккар уже  пресытился  ею,  и  дочери  передалось  вместе  с  полом  клеймо
материнского темперамента. В ней натуры родителей не  сливались  воедино,  а
скорее противопоставлялись  в  тесном  сближении.  Урсула  была  своевольна,
неуравновешенна,  порой  всех  дичилась,  порой  впадала  в  уныние  или  же
возмущение парии; но чаще всего  она  смеялась  нервным  смехом  или  только
мечтала как женщина с сумасбродным сердцем, с сумасбродной  головой.  Взгляд
ее иногда блуждал растерянно, как у  Аделаиды,  глаза  были  прозрачны,  как
хрусталь; такие глаза бывают у молодых кошек, умирающих от сухотки.
     Рядом с обоими незаконнорожденными детьми Пьер всякому, кто не проник в
сущность его натуры, мог бы показаться чужим, глубоко  отличным  от  них.  А
между тем мальчик представлял собою точное среднее породивших  его  людей  -
мужика Ругона и нервозной девицы Аделаиды. В нем черты отца были отшлифованы
чертами матери.  Скрытое  столкновение  темпераментов,  которым  с  течением
времени определяется улучшение или упадок  породы,  принесло  в  Пьере  свои
первые плоды. Он был крестьянином, но не  таким  толстокожим,  как  отец,  с
менее топорным лицом, с умом более широким и гибким. В Пьере начала  отца  и
матери усовершенствовали друг друга. Натура Аделаиды, утонченная  постоянным
нервным возбуждением, противодействовала полнокровной тяжеловесности  Ругона
и отчасти смягчала  ее,  а  грузная  сила  отца  давала  отпор  сумасбродным
причудам матери и не позволяла им отразиться на ребенке. У Пьера не было  ни
вспышек гнева "маккаровских волчат", ни их болезненной задумчивости; он  был
плохо воспитан, распущен, как все дети, не знающие узды, но все же некоторое
благоразумие удерживало его от бессмысленных поступков. Его пороки -  любовь
к праздности, жажда наслаждений - были не так явны и бурны, как  у  Антуана.
Пьер  лелеял  их,  рассчитывая  в  будущем  удовлетворять  их   открыто,   с
достоинством. Во всей его толстой, приземистой фигуре, в длинной  бесцветной
физиономии, в которой черты отца  смягчались  тонкостью  линий  материнского
лица,  сквозило  расчетливое,  затаенное   честолюбие,   жадное   стремление
удовлетворить  его,  черствость  и  завистливая  злоба  мужицкого  сына,  из
которого богатство и нервозность матери сделали буржуа.
     В семнадцать лет, когда Пьер  узнал  и  понял  распущенность  Аделаиды,
двусмысленное положение Антуана и Урсулы, он не огорчился и не возмутился, а
только встревожился, не зная, какой линии держаться,  чтобы  лучше  оградить
свои интересы. Не в пример брату и  сестре  он  более  или  менее  аккуратно
посещал школу.  Крестьянин,  сознав  необходимость  образования,  становится
свирепо расчетлив. В  школе  товарищи  своими  насмешками  и  оскорбительной
манерой обращения с Антуаном внушили Пьеру первые  подозрения.  Позднее  ему
стали понятны многие взгляды, многие намеки. Наконец он увидел, что  в  доме
царит полный разгром. С тех пор он стал смотреть на Антуана и Урсулу как  на
бессовестных дармоедов, на приживалов, пожирающих  его  достояние.  Аделаиду
он, как и все жители предместья, считал сумасшедшей, которую давно следовало
бы посадить под замок и которая растратит все  его  состояние,  если  он  не
примет мер. Но  окончательно  потрясло  его  воровство  огородника.  Озорной
мальчишка  сразу  превратился   в   расчетливого   эгоиста.   Та   странная,
бесхозяйственная жизнь, которой он уже не мог  видеть  без  боли  в  сердце,
преждевременно развила в  нем  инстинкты  собственника.  Овощи,  приносившие
огороднику большие барыши, принадлежали  ему,  Пьеру;  ему  же  принадлежало
вино, выпитое незаконнорожденными детьми его матери,  хлеб,  съеденный  ими.
Весь дом, все имущество принадлежали ему. По  его  крестьянской  логике  все
должен был наследовать он, законный сын. А дела шли все хуже,  каждый  жадно
отрывал куски от его будущего состояния, и Пьер  стал  искать  способа,  как
вышвырнуть за дверь и мать,  и  сестру,  и  брата,  чтобы  одному  завладеть

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.