Случайный афоризм
Писателю отказано в "подлинности". Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

бы понежиться вволю, лишь бы поспать в тепле. Об  Антуане  говорили:  "Какой
мерзавец! У  отца  хоть  храбрость  была,  а  этот  и  убьет-то  исподтишка,
иголкой". Физически Антуан унаследовал от матери  только  чувственные  губы;
остальные  черты  были  отцовские,  но  смягченные,  более  расплывчатые   и
подвижные.
     В Урсуле, наоборот,  преобладало  физическое  и  моральное  сходство  с
матерью. Правда, и здесь было глубокое смешение обоих начал,  но  несчастная
девочка родилась в те дни, когда Аделаида  по-прежнему  любила  страстно,  а
Маккар уже  пресытился  ею,  и  дочери  передалось  вместе  с  полом  клеймо
материнского темперамента. В ней натуры родителей не  сливались  воедино,  а
скорее противопоставлялись  в  тесном  сближении.  Урсула  была  своевольна,
неуравновешенна,  порой  всех  дичилась,  порой  впадала  в  уныние  или  же
возмущение парии; но чаще всего  она  смеялась  нервным  смехом  или  только
мечтала как женщина с сумасбродным сердцем, с сумасбродной  головой.  Взгляд
ее иногда блуждал растерянно, как у  Аделаиды,  глаза  были  прозрачны,  как
хрусталь; такие глаза бывают у молодых кошек, умирающих от сухотки.
     Рядом с обоими незаконнорожденными детьми Пьер всякому, кто не проник в
сущность его натуры, мог бы показаться чужим, глубоко  отличным  от  них.  А
между тем мальчик представлял собою точное среднее породивших  его  людей  -
мужика Ругона и нервозной девицы Аделаиды. В нем черты отца были отшлифованы
чертами матери.  Скрытое  столкновение  темпераментов,  которым  с  течением
времени определяется улучшение или упадок  породы,  принесло  в  Пьере  свои
первые плоды. Он был крестьянином, но не  таким  толстокожим,  как  отец,  с
менее топорным лицом, с умом более широким и гибким. В Пьере начала  отца  и
матери усовершенствовали друг друга. Натура Аделаиды, утонченная  постоянным
нервным возбуждением, противодействовала полнокровной тяжеловесности  Ругона
и отчасти смягчала  ее,  а  грузная  сила  отца  давала  отпор  сумасбродным
причудам матери и не позволяла им отразиться на ребенке. У Пьера не было  ни
вспышек гнева "маккаровских волчат", ни их болезненной задумчивости; он  был
плохо воспитан, распущен, как все дети, не знающие узды, но все же некоторое
благоразумие удерживало его от бессмысленных поступков. Его пороки -  любовь
к праздности, жажда наслаждений - были не так явны и бурны, как  у  Антуана.
Пьер  лелеял  их,  рассчитывая  в  будущем  удовлетворять  их   открыто,   с
достоинством. Во всей его толстой, приземистой фигуре, в длинной  бесцветной
физиономии, в которой черты отца  смягчались  тонкостью  линий  материнского
лица,  сквозило  расчетливое,  затаенное   честолюбие,   жадное   стремление
удовлетворить  его,  черствость  и  завистливая  злоба  мужицкого  сына,  из
которого богатство и нервозность матери сделали буржуа.
     В семнадцать лет, когда Пьер  узнал  и  понял  распущенность  Аделаиды,
двусмысленное положение Антуана и Урсулы, он не огорчился и не возмутился, а
только встревожился, не зная, какой линии держаться,  чтобы  лучше  оградить
свои интересы. Не в пример брату и  сестре  он  более  или  менее  аккуратно
посещал школу.  Крестьянин,  сознав  необходимость  образования,  становится
свирепо расчетлив. В  школе  товарищи  своими  насмешками  и  оскорбительной
манерой обращения с Антуаном внушили Пьеру первые  подозрения.  Позднее  ему
стали понятны многие взгляды, многие намеки. Наконец он увидел, что  в  доме
царит полный разгром. С тех пор он стал смотреть на Антуана и Урсулу как  на
бессовестных дармоедов, на приживалов, пожирающих  его  достояние.  Аделаиду
он, как и все жители предместья, считал сумасшедшей, которую давно следовало
бы посадить под замок и которая растратит все  его  состояние,  если  он  не
примет мер. Но  окончательно  потрясло  его  воровство  огородника.  Озорной
мальчишка  сразу  превратился   в   расчетливого   эгоиста.   Та   странная,
бесхозяйственная жизнь, которой он уже не мог  видеть  без  боли  в  сердце,
преждевременно развила в  нем  инстинкты  собственника.  Овощи,  приносившие
огороднику большие барыши, принадлежали  ему,  Пьеру;  ему  же  принадлежало
вино, выпитое незаконнорожденными детьми его матери,  хлеб,  съеденный  ими.
Весь дом, все имущество принадлежали ему. По  его  крестьянской  логике  все
должен был наследовать он, законный сын. А дела шли все хуже,  каждый  жадно
отрывал куски от его будущего состояния, и Пьер  стал  искать  способа,  как
вышвырнуть за дверь и мать,  и  сестру,  и  брата,  чтобы  одному  завладеть

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.